Преступление совершенное с целью сокрытия другого преступления

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА С ЦЕЛЬЮ СКРЫТЬ ДРУГОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ ОБЛЕГЧИТЬ ЕГО СОВЕРШЕНИЕ

Павлуцкая Светлана Владимировна, аспирант кафедры уголовного права Юридический институт Дальневосточного государственного университета (г. Владивосток)

Аннотация: Статья посвящена проблемным вопросам квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить совершение другого преступления (п.»к» ч. 2 ст. 105 УК).

Проблемной является квалификация убийства с целью сокрытия мнимого преступления, а также с целью облегчить совершение иного правонарушения (не преступления). Автором предлагается в первом случае квалифицировать деяние как покушение на убийство с целью сокрытия преступления. Во втором -квалифицировать все содеянное по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Если в первом случае, применяются правила юридической ошибки, то во второй ситуации говорить об ошибке уже не приходится. Поэтому при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений, содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла.

Однако ситуация меняется, когда виновный действует с косвенным умыслом. Указание в законе на «цель» убийства (сокрытие или облегчение совершения другого преступления) и как следствие, обязательность прямого умысла преступника на совершение такого убийства порождают большинство затруднений при квалификации убийств. Поэтому автором предлагается сформулировать данный квалифицирующий признак как «убийство, сопряженное с сокрытием или облегчением совершения другого преступления».

В пункте «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ объединены четыре квалифицирующих признака убийства (с целью скрыть другое преступление; облегчить совершение другого преступления; сопряженное с изнасилованием; сопряженное с насильственными действиями сексуального характера). Мы обратим внимание только на первые два. Результаты проведенного автором обобщения судебной практики в Дальневосточном федеральном округе позволяют утверждать, что в общей массе уголовных дел, получивших правовую оценку по ч. 2 ст. 105 УК РФ за период с 2000 г. по 2008 г, 15 % квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Причем в данной категории дел признак «с целью скрыть другое преступление» составляет 80 %, «облегчить совершение другого преступления» — 5%.

Повышенная опасность убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение обусловлена поставленной целью. О крайне отрицательных личностных характеристиках субъекта такого убийства свидетельствует то, что ви-

новный ради совершения преступления готов использовать любые средства, включая умышленное лишение жизни человека. Указанные цель и средство заслуживают отрицательной оценки. Эта негативная оценка еще более усиливается в случае их сочетания, что и получило отражение в действующем законодательстве.

Проблемными с точки зрения квалификации являются следующие вопросы: подпадает ли под действие п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство с целью сокрытия мнимого преступления, а также с целью облегчить совершение иного правонарушения (не преступления)? Попытаемся ответить на эти вопросы.

В юридической литературе признано, что не имеет значения для квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, какой характер носило другое преступление, к какой категории оно относилось. Если виновный идет на причинение смерти человеку, чтобы скрыть преступление небольшой тяжести, опасность такого убийства не снижается. Также в литературе высказано мнение, что сказанное относится и к редким случаям убийства в целях сокрытия мнимого преступления, когда виновный ошибочно полагает, что ему грозит уголовная ответственность за действия, которые в действительности преступлением не являются1. В качестве примера приведем следующий случай:

Судом установлено, что Б. с целью тайного хищения чужого имущества проник в помещение школы и похитил аудиомагнитофон стоимостью 50 рублей, чем совершил не являющееся уголовно наказуемым правонарушение, предусмотренное ст. 7.27 КоАП РФ. Завладев аудиомагнитофоном Б. обнаружил, что на него смотрит сторож. Узнав, что сторож намерен сообщить о совершенном правонарушении, Б. решил убить его. Судом Б. был оправдан по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за отсутствием в деянии состава указанного преступления, его действия по факту кражи аудиомагнитофона являются административным правонарушением, предусмотренным ст.7.27 КоАП РФ. В связи с принятием такого решения коллегия «аннулировала» правовые основания, позволяющие инкриминировать Б. квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ — цель сокрытия другого преступления при совершении убийства, поскольку в данной правовой норме предусмотрено намерение сокрыть не всякое правонарушение, а именно преступление. Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ2.

2 Архив Камчатского областного суда. Дело № 2-15/2000.

Проведенное нами исследование показало, что в литературе этой проблеме практически не уделено внимания. В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена наказуемость убийства с целью сокрытия именно преступления, независимо от категории тяжести. Поэтому безотносительно к тому, совершил ли убийца преступление небольшой тяжести или особо тяжкое, если он пытается скрыть его путем убийства другого человека, ответственность будет наступать по п «к».

Что касается попытки сокрытия таким путем административных правонарушений или мнимых преступлений, то здесь, думается, решение будет иным. Хотя общественно опасные последствия равнозначны при убийстве с целью сокрытия преступления и убийстве с целью сокрытия административно наказуемого деяния, тем не менее вопрос решается неоднозначно. Исходя из принципа субъективного вменения, мы можем инкриминировать виновному только то, на что простирался его умысел, и только в тех пределах, в которых этот умысел реализован. В нашем случае это означает, что в ситуации, когда виновный убивает жертву, будучи уверенным, что тем самым скрывает другое преступление, но в действительности другого преступления не существует, квалифицировать эти действия по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Рассматривать деяние как оконченное простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК) невозможно, поскольку умысел виновного простирался на лишение жизни потерпевшего именно с целью скрыть другое преступление. Расценивать это преступление как покушение на убийство с целью скрыть другое преступление тоже, строго говоря, некорректно, так как смерть человека все же наступила. Общее правило для оценки таких ситуаций сформулировал А.И.Рарог: «При квалификации преступлений, совершенных с ошибочным предположением о наличии квалифицированных обстоятельств, которые фактически отсутствуют, допускается юридическая фикция: фактически оконченное преступление квалифицируется как покушение. Эта фикция оправдана тем, что хотя общественно опасное последствие и наступило, но все же в реальной действительности оно не сопровождалось тем квалифицированным обстоятельством, которое охватывалось сознанием виновного и которое в соответствии с направленностью умысла обосновывает усиление ответственности»3. На наш взгляд норма о неоконченной преступной деятельности в данном случае наиболее правильно будет отражать существо дела. Она показывает направленность действий виновного и то, что результат, к которому он стремился, не наступил по причинам, не зависящим от его воли.

3 Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 183.

В тех же случаях, когда виновный точно знает, что совершает не уголовно наказуемое деяние, а иное правонарушение (например, дисциплинарный или административный проступок) и пытается скрыть это путем совершения убийства другого человека, тем более квалифицировать все содеянное по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Умысел виновного заведомо был направлен на сокрытие именно правонарушения, а не преступления. Если в первом случае, когда виновный заблуждается относительно правовой природы содеянного, при квалификации мы применяем правила юридической ошибки, то во второй ситуации говорить об ошибке уже не приходится. Поэтому при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное, на наш взгляд, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При изучении приговоров выявлено, что чаще всего по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируются убийства, когда они направлены на сокрытие следующих преступлений: побоев; причинения легкого вреда здоровью; причинения вреда здоровью средней тяжести и тяжкого; разбойного нападения; убийства; грабежа; кражи; изнасилования. Во всех случаях мотивом послужила боязнь того, что потерпевший сообщит о преступлении в правоохранительные органы; в некоторых случаях потерпевшими от преступления явились очевидцы ранее совершенного преступником деяния, мотив совершения тяжкого убийства тот же — «опасение, что очевидец преступления сообщит в правоохранительные органы». С.В. Бородин указывал, что чаще всего данное убийство направлено на сокрытие завладения имуществом4, А.И. Стрельников — на сокрытие ранее совершенного изнасилования5. Как нам кажется, данные утверждения в равной степени являются верными, однако, на наш взгляд, не стоит выделять специально какой-либо вид преступлений, на сокрытие которого направлен умысел виновного.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления. Путем убийства преступник стремится облегчить совершение преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия виновный может осуществить как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления. Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений («с целью скрыть другое

4 Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юрист, 2000. С. 152.

преступление или облегчить его совершение»), содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла. Как указывают А.И. Стрельников и А.Н. Красиков, убийство с целью облегчить совершение другого преступления, как правило, совершается до начала исполнения другого преступления6.

В этой связи А.Н. Красиков, полагал, что с прямым умыслом всегда совершается только убийство с целью скрыть другое преступление. Потерпевшими от такого посягательства являются, как правило, лица, пострадавшие от первого преступления, или его очевидцы. Однако ситуация меняется, когда для облегчения совершения преступления виновный применяет к потерпевшему или очевидцам насилие, которое по характеру и интенсивности может на время лишить их способности препятствовать преступнику либо привести к смертельному исходу. При этом преступник не желает наступления смерти потерпевшего, безразлично относясь к любым последствиям, словом, действует с косвенным умыслом. Если насилие такого характера имеет место в отношении насилуемой женщины и в результате наступает ее смерть, то содеянное квалифицируется как убийство, сопряженное с изнасилованием. Квалификация аналогичного деяния, повлекшего те же самые последствия при совершении, например, корыстного преступления (смерть от асфиксии сторожа, оставленного преступником связанным с кляпом во рту) вызывает затруднения. Прямой умысел на убийство в подобных случаях не усматривается, а значит, содеянное не может квалифицироваться как убийство, предусмотренное п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ7. А.Н. Красиков рассматривает связывание сторожа как действие, облегчающее совершение преступления, охватываемое умыслом виновного. На наш взгляд, действия по связыванию сторожа поглощаются объективной стороной совершения разбоя, при этом доминирующим мотивом является завладение имуществом. Поскольку убийство, сопряженное с разбоем, возможно с косвенным умыслом, то места для квалификации содеянного в приведенном примере по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ действительно не остается.

Убийства с целью скрыть и облегчить совершение преступления квалифицируются по совокупности деяний, предусматривающих ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей

7 Красиков А.Н.Преступления против права человека на

жизнь: в аспектах de lege lata u de lege ferenda. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1999. С. 111-112.

статье Уголовного кодекса за другие преступления. На практике возникают трудности квалификации действ и й виновного по признаку «с целью сокрытия другого преступления» при совершении этим лицом двух последовательных убийств, а именно: совершалось ли второе убийство с умыслом на сокрытие первого, или преступник действовал по другим мотивам.

Так, Ф. в состоянии алкогольного опьянения находился в баре, где в ходе распития спиртных напитков между Ф. и его знакомым С. возникла ссора. Не желая ссориться и продолжать выяснение отношений, С. совместно со знакомой ему Т. вышли из бара. Ф., испытывая личные неприязненные отношения, возникшие у него в ходе ссоры к С., вышел из бара, догнал его около дома и с целью убийства имевшимся при нем ножом умышленно нанес режущий удар в область шеи С. После полученного ранения С. отпрянул в сторону и убежал в травмпункт, где ему своевременно была оказана медицинская помощь.

Находившаяся рядом потерпевшая Т. схватила Ф. за куртку и потянула на себя. Ф., испытывая личные неприязненные отношения, умышленно с целью убийства нанес множество, не менее 16, ударов Т. в различные части тела имевшимся при нем ножом, в результате чего причинил смерть.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Действия подсудимого Ф., по мнению суда, правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как он покушался на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, однако свой преступный умысел по независящим от него обстоятельствам до конца довести не смог в силу того, что потерпевший С. после нанесенного ему ножом удара скрылся с места происшествия и в последующем ему своевременно была оказана медицинская помощь. Суд исключил из обвинения Ф. квалифицирующий признак — совершение им убийства Т. с целью сокрытия другого преступления, за недостаточностью, поскольку посчитал, что мотивом совершения убийства Т. явился тот же мотив, что и при покушении на убийство С., а именно личные неприязненные отношения, которые возникли после того, как Т. схватила его за куртку и попыталась тянуть8.

Из изложенного видно, что именно указание в законе на «цель» убийства (сокрытие или облегчение совершения другого преступления) и как следствие, обязательность прямого умысла преступника на совершение такого убийства порождают большинство затруднений при квалификации убийств. Нами поэтому предлагается сформулировать данный квалифицирующий признак как «убийство, сопряженное с сокрытием или облегчением совер-

8 Архив Приморского краевого суда. Дело №2-56/2003 г.

шения другого преступления». Реализация это предложения, во-первых, позволит квалифицировать рассматриваемые убийства по правилам о совокупности преступлений; во-вторых, дает возможность привлекать к уголовной ответственности виновных за совершение ими анализируемой категории убийств с косвенным умыслом.

на стжтио Павлуцкой С В.. направляемую для опубликования о журнале «Черные дыры» в

Представленная на рсистию статья «Спорные вопросы квалификации убийства с целью скрыть другое преступление нлн облегчить его совершение «. выполнена аспиранткой кафедры уголовного права Дальневосточного государственного университета н посвяикна исстсловаиию актуальной темы, имеющей несомненное практическое значение.

При подготовке работы обобщен обширный материал судебной практики Дальневосточного федерального округа по поставленной проблеме. Кроме того, автором оналишруются существующие в правовой науке ючкн зрения на во1можиые варианты квалификации хбнйствл с «елью скрыть другое прссгуакннс или облеппгть СП» совершение. На основе аналиы автор предлагает решение нескольких проблемных вопросов В частности, вносится предложение об исключении из пу нкта «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ указание на специальную цель совершения убийства, что представляется вполне оправданным.

11¡»стоящая работа является самостоятельным творческим исследованием избранной автором темы, соответствует теме диссертационною исследования, выполняемою Павлуцкой С.В. на кафедре уголовного права Дальневосточного государственного университета.

Исходя из наложенного, статья Павлуцкой С.В. рекомендуется к опубликованию в журнале «Черные лыры » в российском законодательстве».

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

mvwnmaavtn>n.wi hw.iiим ■ишщчмпчииццчятячм ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

Оггабукш j л- Д. 2). Паамст *909*0. тьч*ж <43JS *}УХЯ. *ак 142921 Я «20. Эл. wn г»

РЕЦЕНЗИЯ

российском законодательстве»

Рецеюеш -дюн. профессор.

Российской Федерации

Коробесв А И

РО! 10.34216/1998-0817-2019-25-2-222-224 УДК 343

Кузьмина Наталья Владимировна

кандидат юридических наук Костромской государственный университет kuzmina.nat@yandex.ru

ОСОБАЯ ЖЕСТОКОСТЬ ПРИ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ПОНЯТИЕ И ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ

В данной работе изучается содержание и признаки жестокости и особой жестокости как психологических явлений, имеющих уголовно-правовое значение. Особая жестокость рассматривается с точки зрения проблемы акцентуированных черт характера. Проводится детальное исследование личностных особенностей человека, которые могут повлиять на совершение преступления с особой жестокостью. К таковым автор относит возрастные особенности лица, характер поведения лиц, страдающих заболеваниями психики. На совершение преступлений с особой жестокостью оказывают влияние и некоторые мотивы совершения преступлений, к которым следует отнести мотив кровной мести при совершении убийства. Отдельно в работе обращается внимание, что в судебной и следственной практике очень важно знание особенностей возникновения и проявления акцентуации характера в поведении участников уголовного судопроизводства. Представлена научная классификация преступлений, совершаемых с особой жестокостью. Автор указывает на то, что в Уголовном законе нет определения особой жестокости. В связи с этим предлагается дополнить ст. 105 Уголовного закона примечанием, в котором будет даваться данное определение. В статье представлено авторское понятие особой жестокости.

Ключевые слова: жестокость, акцентуация характера, преступление, классификация, квалификация.

В уголовном процессе при привлечении лица к уголовной ответственности и назначении наказания в случаях, предусмотренных законом, учитываются эмоциональные явления и особенности психического состояния виновного в момент или после совершения преступления. К одному из таких явлений, наряду с аффектом, фрустрацией, тревожностью, относится особая жестокость. В судебно-следственной практике вопросы, связанные с выявлением у виновного в совершении преступления лица подобных состояний психической напряженности, являются наиболее спорными.

Особая жестокость представляет собой акцентуированную, то есть достигающую крайней границы нормы, черту характера человека. По мнению отечественного психолога А.Е. Личко, некоторые черты характера в отдельных, как правило, конфликтных ситуациях (а преступление есть не что иное, как конфликт) могут достигать наибольшей степени своей выраженности. В результате они способны образовывать своеобразный архетип характера, что в психологии называется акцентуацией характера . А.Е. Личко отмечает, что при усилении свойств отдельной черты характера становятся уязвимыми ряд психогенных воздействий. Одновременно у лица проявляется повышенная устойчивость к другим воздействиям .

Какие личностные особенности могут влиять на совершение преступления с особой жестокостью?

Во-первых, это могут быть возрастные особенности лица. К группе риска можно отнести несовершеннолетних лиц, и не только тех, которые считаются трудными подростками, но и тех, которые в обычных условиях не проявляют себя с негативной стороны, а при возникновении неординарных ситуаций, возможно под влиянием групповых интересов, проявляют жестокость к другим людям. В одном из сибирских городов несколько лет назад

было совершено жестокое преступление с участием подростков-девушек. Некоторые из них пытались усадить свою одноклассницу на колени, всячески унижали ее, пинали ногами. Одноклассница оказывала сильное сопротивление. Тогда 14-летние девушки нанесли ей многочисленные побои, в результате которых жертва скончалась . Что явилось причиной проявления особой жестокости у девушек-подростков?

В отечественной юридической психологии разработана теория причинной обусловленности преступлений, исходя из которой следует, что каждое конкретное преступление имеет целый ряд объективных и субъективных причин. В данном случае сыграли свою роль психологические особенности групповой преступности, несформированность ценностей и общечеловеческих установок отдельного подростка, присутствие ненависти к другим лицам и другие причины.

Во-вторых, особая жестокость есть проявление в поведении лиц, страдающих заболеваниями психики. По данным некоторых исследователей, из всех лиц, совершающих насильственные преступления, 57 % — это лица с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости . Соответственно, данные лица совершают преступления, в том числе с особой жестокостью.

Также проявлению особой жестокости при совершении преступлений могут способствовать и некоторые мотивы. Таковым может быть убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Сегодня законодатель, придавая особое значение правильной квалификации убийств именно по этому мотиву, выделил его в отдельный п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Согласно статистическим данным, в современной структуре убийств достаточно велик процент данных преступлений, совершенных по мотиву кровной мести. Это характерно для национальных республик, входящих в состав РФ, таких как Че-

Вестник КГУ ^ № 2. 2019

© Кузьмина Н.В., 2019

Особая жестокость при совершении преступления: понятие и особенности квалификации

ченская республика, Дагестан, Северная Осетия, поскольку в них до сих пор в периоды отсутствия сильной политико-правовой власти действуют некоторые внеправовые обычаи как способы регулирования общественных отношений .

В юридической практике знание особенностей возникновения и проявления акцентуации характера в поведении участников уголовного судопроизводства (у подозреваемого, потерпевшего, свидетелей) приобретает большое значение. Это дает возможность понять механизм совершения преступления конкретным лицом, выявить факторы, повлиявшие на процесс принятия решения о совершении преступления, выявить у подозреваемого различные состояния психологической напряженности. Все это влияет на правильность квалификации преступления. Анализ акцентуации характера как психического явления позволяет выявлять и социально положительные качества личности, например, невозможность совершения субъектом определенных форм противоправного поведения (из хулиганских побуждений, с особой жестокостью и т. д.).

Преступления, совершенные с особой жестокостью, можно классифицировать следующим образом:

— деяния, посягающие на жизнь и здоровье человека (п. «д» ч. 2 ст. 105; п. «б» ч. 2 ст. 111; п. «в» ч. 2 ст. 112);

В Уголовном законе как такового определения особой жестокости нет. В практике борьбы с преступностью при квалификации содеянного и при назначении наказания должны учитываться следующие факторы:

— применение пыток до убийства или в процессе убийства;

— истязание или психологическое давление на жертву до самого убийства, а также лишение ее свободы;

— убийство с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью;

— убийство особенно болезненным для человека способом (сожжение, отравление, убийство посредством лишения жертвы еды или воды, смерть от болевого шока);

— лишение человека жизни в присутствии его родных или близких.

Как было сказано выше, признание наличия особой жестокости в действиях лица зависит еще и от времени ее применения: до совершения преступления, в момент совершения деяния или после него.

Это одна из самых значительных особенностей данного отягчающего обстоятельства. Итак, рассмотрим все три временных промежутка:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Применение особой жестокости до самого убийства может заключаться в пытках, истязаниях, эмоциональном давлении на жертву, незаконным лишением лица свободы. При этом если смерть

будет легкой и мгновенной, то все равно будет рассматриваться именно статья 105 УК РФ, пункт «д».

2. Применение особой жестокости во время убийства может быть охарактеризовано самим способом убийства. Это может быть что-то, вызывающее у жертвы особенные психологические или физические страдания, либо просто очень болезненный способ убийства.

3. Присутствие особой жестокости в противоправных действиях лица после убийства — весьма спорный фактор, который может быть учтен судом только в том случае, если далее страдает не жертва убийства, а его свидетели. Например, если убийство произошло на глазах у родственников или причинило психологические травмы наблюдателю.

В юридической практике также встречаются случаи, когда определенные факторы, имеющие признаки жестокости, таковыми могут не признаваться. В качестве примера приведем совершение убийства с последующим глумлением над телом жертвы и расчленением тела. При квалификации данного преступления в случае, если убийца продолжил издевательства над пострадавшим уже после его смерти, ему будет вменено еще одно весьма серьезное преступление, а именно статья 244 УК РФ «Надругательство над телом». Трудности также могут возникнуть и при квалификации убийства с расчленением тела. Данное действие лица однозначно будет учитываться судьей при вынесении приговора, но вот будет ли это действие расцениваться как особая жестокость — вопрос другой. И ответить на него сможет только сам судья, исходя из своей собственной практики.

Преступления, совершенные с особой жестокостью, относятся к тяжким и особо тяжким преступлениям. Признак тяжести — это всегда оценочный признак. Суд в каждом конкретном случае решает вопрос о возможности отнесения деяния к категории тяжких или особо тяжких. Во внимание принимается как вред, который непосредственно причинен преступлением, так и косвенный вред. Судья в каждом случае устанавливает, действительно ли находится причиненный вред в причинной связи с преступлением, а также имел ли умысел субъект преступления на причинение данного вреда.

Л. Д. Гаухман подчеркивает, что «при хищении это может выразиться в приостановке производства или срыве графика сева, в задержке выплаты заработка значительному кругу лиц; при клевете или истязании — в самоубийстве потерпевшего; при убийстве — в лишении многодетной семьи кормильца и т. д.» .

В последнем случае суд может в качестве наступления тяжких последствий как отягчающего обстоятельства учесть лишение многодетной семьи кормильца, если убитым лицом был многодетный отец.

Совершение убийства может отягчаться различными обстоятельствами: убийство сразу нескольких лиц, убийство, совершенное группой лиц, убийство по мотиву ненависти или враж-

Вестник КГУ № 2. 2019

ды и другими обстоятельствами. Данные виды убийств называются в юридической практике квалифицирующими составами убийства. Все виды квалифицирующих убийств изложены в исчерпывающем перечне пунктов ч. 2 ст. 105 УК РФ. В этот перечень не входит основной признак убийства -наступление смерти потерпевшего, который выявляет всю тяжесть совершенного деяния.

В процессе правильной квалификации особое значение имеет установление наличия или отсутствия отягчающих обстоятельств при совершении убийства. Этот факт еще более важен при назначении в суде наказания виновному. В уголовном праве РФ можно выделить два вида обстоятельств, отягчающих наказание и в целом влияющих на привлечение лица к уголовной ответственности. Первый вид обстоятельств изложен в ст. 63 УК РФ и адресует их к лицу, совершившему преступление. Второй вид обстоятельств, отягчающих ответственность, излагается в Особенной части УК РФ и является признаком конкретного состава преступления. Этот признак обязательно будет влиять на квалификацию содеянного. Первый вид обстоятельств, изложенных в ст. 63 УК РФ, по сути, формирует базу (или основное направление) применения в юридической практике обстоятельств второго типа. То есть те обстоятельства, которые изложены в ст. 63 УК РФ, конкретизируются в каждом отдельном составе Особенной части УК РФ. Это положение в полной мере следует отнести к обстоятельствам, отягчающим ответственность за убийство. Например, что касается убийства с особой жестокостью, то для его выделения законодателем закреплен в ч. 2. ст. 105 УК РФ отдельный пункт, а именно пункт «д».

В этом пункте детализируется специфика совершения данного преступления, а именно: суд будет учитывать способ причинения особой жестокости, временной фактор данного деяния, посткриминальное поведение подозреваемого лица.

Пленум Верховного суда РФ дал разъяснения о квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах .

Таким образом, в Уголовном кодексе законодатель учитывает особую жестокость как отягчающее обстоятельство и одновременно включает совершение преступления с особой жестокостью в квалифицирующие признаки отдельных составов Особенной части Кодекса.

В результате проведенного нами исследования считаем целесообразным дополнить ст. 105 УК РФ примечанием, в котором будет даваться определение особой жестокости следующего содержания:

«В преступлениях, предусмотренных главой 16 УК РФ и другими главами УК РФ, под особой жестокостью необходимо понимать пытки, мучения, истязания и иное воздействие на человека, причиняющее прижизненные страдания физическому или психическому состоянию потерпевшего или иным лицам, в том числе состоящим в родствен-

ных отношениях с виновным, и нарушающее их право на жизнь, здоровье, личную безопасность и неприкосновенность, а равно совершенное в присутствии несовершеннолетних или близких лиц потерпевшего».

Библиографический список

2. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1983. — С. 54-57.

4. Сайгитов У.Т. Влияние традиций и обычаев на преступность в Республике Дагестан // Журнал российского права. — 2004. — № 3. — С. 43-47.

6. Уголовное право: Общая и Особенная части: учебник / под общ. ред. проф. Л. Д. Гаухмана и др. -М., 2009. -784 с.

2. Lichko A.E. Psihopatii i akcentuacii haraktera u podrostkov. — L.: Medicina, 1983. — S. 54-57.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Страницы ← предыдущая следующая → 2) наступление смерти потерпевшего как обязательный преступ- ный результат упомянутого выше действия или бездействия; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. Для объективной стороны убийства наиболее характерным спосо- бом совершения его является совершение активных действий либо с использованием каких-либо орудий преступления, либо путем непос- редственного физического воздействия на организм потерпевшего. Способ совершения убийства, избранный и реализованный винов- ным, значения для квалификации не имеет, за исключением тех фак- тов, когда определенный способ совершения преступления является ка- ким-нибудь из квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ (пример — особая жестокость либо способ, опасный для жиз- ни многих людей — общеопасный способ). Причинение смерти другому человеку путем психического воздей- ствия на потерпевшего возможно, однако для умышленного убийства в це- лом не характерно, поскольку убийство предполагает осведомленность ви- новного о таких индивидуальных особенностях организма потерпевшего, которые позволяли ему полагать, что психическая травма потерпевшего заведомо приведет к его смерти. Весьма редко встречается и убийство путем бездействия. Этот спо- соб совершения данного преступления предполагает, что на виновном лежит обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Та- кая обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, пред- шествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств дела. В судебной практике известны следующие случаи совершения убий- ства путем бездействия: мать умышленно с целью убийства ребенка ос- тавляет его без пищи и посторонней помощи одного в запертой квартире на длительное время, одна из сторон в договоре о пожизненном содер- жании под условием наследования квартиры (будущий наследник) умыш- ленно с целью убийства престарелого, не имеющего возможности пере- двигаться и обеспечивать самого себя, оставляет его без оговоренного в договоре ухода, в результате чего наступает смерть потерпевшего. Обязательное условие ответственности за убийство — наличие при- чинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью по- терпевшего. Наиболее характерным для убийства является прямая (непо-сред- ственная и весьма короткая) причинная связь. Пример: выстрел в потер- певшего влечет за собой его смерть. Однако нередки случаи, когда причинная связь между действием (бездействием) и последствиями в виде смерти потерпевшего, является гораздо более сложной и носит непрямой и опосредованный характер. Примерная классификация опосредованных причинных связей при совершении убийств: 21 1) действие какого-либо автоматического устройства (часовой меха- низм, различные замедлители при проведении взрыва); 2) ожидаемые действия потерпевшего, которые могут быть как пра- вомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрыв- ное устройство, либо приведение взрывного устройства правомерными действиями потерпевшего, например приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (на- пример, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отрав- ленной водкой в надежде на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающе- го характер содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе из- битого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое или неквалифици- рованное оказание медицинской помощи потерпевшему). Наиболее существенным, определяющим для установления причин- ной связи, является вывод о том, что смертельный результат – это не- обходимое следствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени. Деление причинных связей на прямые и опосредованные имеет практический смысл, поскольку свидетельствует о различном уровне воздействия виновного на преступный результат. Исходя из состояния причинной связи, способы убийства классифицируют на сильно управ- ляемые способы (например, перерезать горло, прицельный выстрел в область сердца) и слабо управляемые способы убийства (например, убий- ство путем взрыва, поджога, отравления пищи, устройства аварии авто- мобиля). При совершении убийства сильно управляемым способом, как пра- вило, свидетельствует о прямом умысле на совершение убийства. Из изучения Общей части уголовного права известно о стадиях пре- ступления. Убийство является оконченным преступлением с момента на- ступления смерти потерпевшего. При этом теория права говорит о том, что не имеет значения, наступила ли смерть потерпевшего немедленно либо спустя какое-то время. Традиционно российское уголовное право не устанавливает каких-либо «критических сроков» для наступления смер- ти потерпевшего, если установлено, что у виновного умысел был на- правлен на убийство. В том случае, когда умысел виновного был направ- лен на убийство, его действия, непосредственно направленные на на- ступление смерти потерпевшего были выполнены, однако смерть не наступила по обстоятельствам, которые не зависят от воли виновного, действия квалифицируются как покушение на убийство. Определенные споры вызывает оценка действий виновного, в слу- чае если он, совершив действия, направленные на убийство потерпевше- го, однако, не достигнув результата по причинам, которые не зависят от 22 его воли, отказался от повторного совершения действий направленных на убийство потерпевшего (например, выстрелил в потерпевшего с целью убий- ства, промахнулся, однако, увидев это, не стал стрелять второй раз). В це- лом, с точки зрения теории права такие действия не рассматриваются как добровольный отказ (ст. 31 УК РФ), а образуют оконченное покушение на убийство. Отказ от повторного посягательства не может аннулировать перво- начальный умысел и совершение действий, направленных на его достиже- ние. Следует учесть, что умысел может внезапно возникнуть и также внезап- но иссякнуть, и наоборот умысел может быть задуман и сформирован в тече- ние длительного времени и также в течение длительного времени он может быть изменен, а затем и вообще видоизменен. Во всяком случае, если винов- ный осознал свою ошибку, т. е. недостижение цели — смерти потерпевшего, спустя некоторое время, будет неверно освобождать его от ответственности за совершенное покушение на убийство ввиду отказа от его повторения. Воз- можно и совершение преступления с так называемым альтернативным умыс- лом, то есть когда преступник удовлетворяется достижением меньшего ре- зультата (вместо убийства — ранением жертвы, либо его испугом). Субъект убийства, квалифицируемого по ч.ч. 1 и 2 ст. 105 УК РФ — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступ- ления возраста 14 лет (ст. 20 УК). Ответственность за привилегированные виды убийств (ст. ст. 106, 107, 108 УК РФ) — наступает с 16 лет. Если убийство совершено должностным лицом при превышении им своих должностных полномочий, то содеянное должно квалифицировать- ся по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 и 286 УК РФ (с соответствующими квалифицирующими признаками). С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти потерпевшему. Убийство совершается с прямым умыслом не только в том случае, когда причинение смерти является конечной целью виновного, но и ког- да цель лежит за пределами состава убийства. Например, убийство слу- чайного очевидца преступления имеет конечной целью не смерть этого человека, а избежать разоблачения за совершенное преступление. Другой пример: убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги, имеет конечной целью завладение деньгами. Желание как волевой момент умысла имеется и в этих случаях. При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на при- чинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее на- ступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или ино- го общеопасного и слабо управляемого способа преступления. В тех случаях, когда мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (например, получение наследства, избав- 23 ление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мес- ти), умысел всегда будет прямым. Отдельно хотелось бы подчеркнуть, что как судебная практика, так и наука убийство с косвенным умыслом не рассматривает как менее опасный вид убийства, по сравнению с убийством с прямым умыслом. Смерть человека – это чрезвычайно тяжкое последствие преступного поведения. Поэтому даже безразличное отношение виновного к наступ- лению смерти потерпевшего свидетельствует о высокой степени обще- ственной опасности содеянного. Ст. 25 УК РФ не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 года 4 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 года 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указано: «Если убийство может быть соверше- но как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убий- ство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свиде- тельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействий), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смер- тельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)». Также традиционно для российского уголовного права то, что для квалификации убийства и оценки тяжести совершенного преступления не имеет значение момент формирования умысла на совершение убий- ства. Предумышленное убийство (т. е. убийство с заранее обдуманным умыслом) не рассматривается как более тяжкий вид убийства. В этом отличие от УК Франции, Швейцарии, Италии, уголовного законодатель- ства СШÀ и Великобритании, где предумышленность убийства рассмат- ривается как отягчающее обстоятельство. В тоже время российское уголовное право и судебная практика ис- ходят из того, что степень общественной опасности убийства в большей степени зависит от мотива, цели, способа убийства, а также тех обстоя- тельств, которые законодатель предусмотрел в качестве квалифициру- ющих и привилегированных. Мотив и цель преступления теория уголовного права относит к фа- культативным признакам субъективной стороны преступления, однако применительно к убийству, установление мотива и цели убийства явля- ется обязательным, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Это требование прямо содержится в п. 1 Постановления Плену- ма Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года 1. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ может быть совершено с любым мотивом, за исключением тех мотивов, которые за- 24 коном перечислены в качестве квалифицирующих обстоятельств, пре- дусмотренных п.п. «з», «и», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Обычные мотивы для «неквалифицированного» убийства: месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление, ревность, зависть, неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможны и иные мотивы: сострадание к безнадежно больному или раненому потерпевше- му, ложное представление о своем служебном или общественном долге, из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсут- ствии состояния необходимой обороны и т. д. Кроме этого к простому, «неквалифицированному» убийству отно- сятся: умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. К мотивам простого (неквалифицированного) убийства относят: стремление выделиться в глазах окружающих, укрепить свой авторитет в преступной среде (пример – убийство при криминальных разборках). Квалифицированным убийством называют убийство, совершен- ное при наличии хотя бы одного из квалифицирующих признаков (отяг- чающих обстоятельств), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом все остальные признаки состава преступления, предус- мотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ должны быть в наличии. В тех случаях, когда в действиях виновного наличествуют два или более квалифицирующих обстоятельства, предусмотренных в ч. 2 ст. 105 УК РФ все они должны быть указаны в описательной и резолютивной частях постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвини- тельного заключения, а также в описательной, мотивировочной и резо- лютивной частях приговора суда. Однако при этом указанные признаки не образуют совокупности преступлений (за исключением случаев, если они относятся к разным эпизодам преступной деятельности) и наказа- ние в этих случаях назначается одно, при этом, безусловно, учитывает- ся наличие соответствующего числа квалифицирующих признаков. Система квалифицирующих признаков убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ включает в себя 15 признаков, расписанных в 12 пунктах части второй ст. 105 УК РФ. Кроме этого, описание квалифицирующих признаков в п.п. «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ содержит перечисление конкретных разновидно- стей данного признака. Условия разграничения и оценки определенным образом отдель- ных квалифицирующих признаков в основном указаны в уже упомяну- том постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) и вне- сенных в него изменениях от 3 апреля 2008 года ( 4)». Условно система квалифицирующих признаков строится следую- щим образом: 25 1) признаки, относящиеся к объекту преступления — а) убийство двух или более лиц (п. «а” ч. 2 ст. 105); б) убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105); в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспо- мощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105); г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в со- стоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105); 2) признаки, относящиеся к объективной стороне преступления — а) убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105); б) убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105); в) убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предвари- тельному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105); 3) признаки, относящиеся к субъективной стороне преступления — а) убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно со- пряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105); б) убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105); в) убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК); г) убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненави- сти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105); д) убийство в целях использования органов или тканей потерпевше- го (п. «м» ч. 2 ст. 105). Особо следует отметить, что перечень квалифицирующих обстоя- тельств, перечисленный в ч. 2 ст. 105 УК РФ является исчерпывающим, расширению не подлежит. Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105). Судебная практика и уголовно-правовая теория рассматривает убий- ство двух или более лиц как единое преступление. Данное преступление характеризуется повышенной тяжестью последствий, при этом причи- нение смерти всем потерпевшим (либо двум и более из них) происходил или одновременно или с незначительным разрывом во времени. При этом обязательным условием является то, что все действия виновного охва- тывались единым намерением. В случае если между различными актами убийств, а равно если имелись иные обстоятельства, свидетельствовавшие об отсутствии еди- 26 ного намерения на их совершение, то убийство не должно квалифициро- ваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Субъективная сторона при таком квалифицирующем признаке ва- риативна: возможен прямой или косвенный умысел в отношении всех потерпевших, а равно возможен прямой умысел в отношении одного (не- скольких) потерпевших, а также косвенный умысел в отношении друго- го (других) потерпевших (например, в тех случаях, когда убийство со- вершается общеопасным способом или слабоуправляемым способом). П р и м е р . Лишение жизни нескольких человек при срабатывании автоматического взрывного устройства, установленного в целях защиты садового участка от вторжения посторонних лиц. Правильная квалификация — убийство двух или более лиц, совер- шенное с косвенным умыслом. При одновременном убийстве двух или более лиц вовсе не исклю- чается сочетание различных мотивов, например одновременное убий- ство на почве ревности бывшей жены и убийство случайного очевидца с целью скрыть совершенное убийство жены. В тех случаях, когда мотив или один из мотивов перечислен в ч. 2 ст. 105 УК РФ — это находит свое отражение в квалификации содеянного и описывается в описательной и резолютивной частях постановления о при- влечении в качестве обвиняемого, а также в описательной, мотивировочной и резолютивной частях приговора. В тех случаях, когда умысел на убийство другого лица с целью со- крытия первого преступления возникает после совершения первого убий- ства — квалификация не может быть как убийство двух лиц, в этом случае каждое из преступлений надлежит квалифицировать отдельно и соответственно определять наказание по совокупности совершенных пре- ступлений. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением дан- нымлицомслужебнойдеятельностииливыполнениемобщественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105). Данный вид убийства представляет повышенную опасность, поскольку посягает на два различных объекта: 1) жизнь потерпевшего, 2) общественные отношения, обеспечивающие лицу возможность осуществлять свою служеб- ную деятельность или выполнять общественный долг. Служебная деятельность — это служба в государственных или му- ниципальных учреждениях, а также любое выполнение трудовых обя- занностей в государственных, частных и иных негосударственных орга- низациях, на предприятиях, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Потерпевшим может быть как должностное лицо, так и не должно- стные лица, осуществляющее служебную деятельность. Выполнение общественного долга — это осуществление граждани- ном как специально возложенных на него обязанностей в интересах об- 27 щества или законных интересов отдельных лиц, так и совершение дру- гих общественное полезных действий (см. Постановление Пленума Вер- ховного Суда РФ от 27 января 1999 г. 1 и внесенных в него изменениях от 3 апреля 2008 года 4). Судебная практика признает выполнением общественного долга участие в пресечении преступления, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им пра- вонарушений, дачу свидетельских показаний и прочие. Для квалификации не имеет значения, совершается ли убийство из мести в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга или же в целях воспрепятствования такой деятельно- сти потерпевшего в данный момент или в дальнейшем. В тоже время практика не признает наличие данного квалифицирую- щего признака, если убийство совершено из мести за невыполнение или ненадлежащее выполнение лицом своих служебных обязанностей, так как в этом случае нет посягательства на дополнительный объект — нет воспре- пятствования нормальной служебной деятельности. Наряду с должностным лицом и иным лицом, осуществляющим слу- жебную деятельность либо исполняющим общественный долг, данная норма закона охраняет жизнь их «близких лиц». Понятие близких лиц шире, чем понятие близких родственников в со- ответствии со ст. 14 Семейного Кодекса РФ или п. 9 ст. 34 УПК РФ. Близкие лица — это близкие родственники, а также иные лица, состоящие в родстве, свойстве (родственники супруга) с должностным лицом и иным лицом, осуществляющим служебную деятельность либо исполняющим общественный долг, а также лица, жизнь, здоровье, бла- гополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспо- мощномсостоянии,аравносопряженноеспохищениемчеловекалибо с захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ). В данном пункте фактически объединены два самостоятельных отяг- чающих обстоятельства, при этом первое обстоятельство (беспомощное состояние потерпевшего) характеризует саму личность потерпевшего, а второе обстоятельство (похищение человека либо захват заложника) — характеризует скорее особенности способа действия виновного лица. Первое отягчающее обстоятельство — беспомощное состояние по- терпевшего. Беспомощное состояние потерпевшего может определяться (объяс- няться) различными факторами, которые существенным образом влия- ют на способность потерпевшего осознавать фактически совершаемые в отношении него действия либо оказывать какое-либо значительное (дос- таточное) сопротивление убийце. 28 К таким факторам относятся: 1) возраст потерпевшего (малолетний либо престарелый); 2) состояние здоровья потерпевшего (наличие увечий, существен- ных травм, иных заболеваний, которые лишают, либо значительно сни- жают способность потерпевшего сопротивляться убийце, а равно осозна- вать характер его действий); 3) другие обстоятельства (лишение сознания по причинам сна — ос- порено Верховным Судом РФ, сильной степени опьянения — тоже самое). Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации 1 от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве» предлагает судам (а значит и следственным органам) понимать под убийством лица, заве- домо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, понимать «умыш- ленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновно- му, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство». Беспомощное состояние потерпевшего (равно как и заведомое осоз- нание этого обстоятельства виновным) является обстоятельством оценоч- ным, то есть подлежащим доказыванию и оценке при расследовании уго- ловного дела и его рассмотрению в суде. Выводы следователя и суда о том, что в момент совершения убийства потерпевший находился в беспо- мощном состоянии, должны быть обоснованы доказательствами и сфор- мулированы в описательной части постановления о привлечении в каче- стве обвиняемого, в обвинительном заключении, а также в описательной и мотивировочной части приговора суда. Следует учитывать, что сам по себе факт малолетнего, либо наобо- рот преклонного возраста потерпевшего еще не исключает, что он спосо- бен оказать надлежащее сопротивление. Некоторые лица в силу возраста становятся беспомощными, а другие — в том же возрасте отнюдь не являются беспомощными. Причем это в равной степени касается как лиц преклонного возраста, так и малолетних. То же следует понимать и в отношении болезненного состояния лица: «К категории больных также относится весьма широкий круг лиц, среди которых имеются и те, кто, несомненно, в состоянии оказать сопротив- ление убийце, поскольку наличие болезни отнюдь не всегда лишает че- ловека способности активно противодействовать преступнику или скрыть- ся от него». Наиболее спорным в судебной практике и теории уголовного права России является вопрос о том, следует ли относить к беспомощному со- стоянию такие состояния человека, как, например, состояние обычного сна, а также состояние сильного опьянения. До 1996 г., когда такого квалифицирующего обстоятельства не было, судебная практика обоснованно отвергала возможность квалифицировать убийство спящего либо сильно пьяного человека как убийство с особой жестокостью. 29 От убийства лица, находящегося в беспомощном состоянии следует отличать ситуацию, когда потерпевший не способен защитить себя в силу иных причин: неожиданности и внезапности нападения, скрытого либо коварного способа лишения жизни (выстрел снайпера, нападение из за- сады, удар ножом в спину, применение взрывного устройства, отравле- ние пищи). В тех случаях, когда потерпевший сначала в результате действий виновного был приведен в беспомощное состояние (например, в резуль- тате причиненных ранений, связан, увлечен в скрытое уединенное мес- то), а затем был убит — п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ не применяется. Включение в УК РФ другого обстоятельства — захвата заложников и похищения людей обусловлено реалиями современной жизни. Захваченное вооруженным преступником лицо, как правило, ока- зывается в беспомощном состоянии. Однако при квалификации по данно- му обстоятельству существует особенность. Под убийством, сопряженном с похищением человека, либо захва- том заложников, следует понимать не только убийство самого похищен- ного человека (заложника), но и иных лиц, например препятствующих похищению либо пытающихся освободить заложника. Действия таких лиц квалифицируются по совокупности преступле- ний: п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ст. 126 либо ст. 206 УК РФ Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в со- стоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Повышенная опасность указанного преступления обусловлена тем, что, убивая беременную женщину, виновный одновременно уничтожает и плод как зародыш будущей жизни. Наряду с этим объективным осно- ванием для усиления ответственности за указанный вид убийства суще- ствует и другое, т. н. субъективное основание — особая злостность или низменность намерений виновного, который игнорирует требования за- кона и общественной морали об охране материнства и детства. При квалификации преступления по этому признаку существенное значение имеют следующие обстоятельства: 1) заведомость — виновный на момент совершения убийства досто- верно знал о беременности женщины либо от нее самой, либо из другого достоверного источника; Срок беременности сам по себе значения для квалификации не име- ет, однако должен учитываться при установлении самого признака «за- ведомой осведомленности». В тех случаях, когда следствием и в судебном заседании не установ- лена заведомость осведомления виновного о беременности потерпевшей (например, виновный лишь предполагал о ее беременности, либо вообще об этом состоянии потерпевшей не догадывался) — убийство при отсут- ствии иных квалифицирующих обстоятельств квалифицируется как про- стое (неквалифицированное) убийство. 30 Страницы ← предыдущая следующая →

Федеральный закон от 06.04.2011 N 64-ФЗ (ред. от 01.10.2019) «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»

3) совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

1. В отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого из мест лишения свободы, если это лицо отбывало наказание за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, либо за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, либо за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, судом устанавливается административный надзор в соответствии с федеральным законом.

Федеральный закон от 28.05.2017 N 102-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»

«1. В отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого из мест лишения свободы, если это лицо отбывало наказание за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, либо за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, либо за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, судом устанавливается административный надзор в соответствии с федеральным законом.».

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.2017 N 7-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части второй статьи 30 и пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части второй статьи 57 и части второй статьи 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Д. Лабусова»

1.1. Заявитель по настоящему делу гражданин В.Д. Лабусов при ознакомлении по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «в» части второй статьи 105 УК Российской Федерации (убийство при отягчающих обстоятельствах), ходатайствовал о рассмотрении дела в областном суде с участием присяжных заседателей. Уголовное дело было направлено прокурором в Ростовский областной суд для рассмотрения по существу, однако постановлением судьи этого суда от 2 декабря 2015 года передано по подсудности в Ворошиловский районный суд города Ростова-на-Дону.

Указание Генпрокуратуры России N 797/11, МВД России N 2 от 13.12.2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «л» ч. 2 ст. 105 (дата >= 12.08.2007), п. «б» ч. 2 ст. 116 (дата < 15.07.2016).

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы:

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.С. Лымарь»

1.1. Конституционность пункта 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации оспаривает гражданка А.С. Лымарь, обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного пунктом «в» части второй статьи 105 УК Российской Федерации (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека).

Указание Генпрокуратуры России N 65/11, МВД России N 1 от 01.02.2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «л» ч. 2 ст. 105 (дата >= 12.08.2007).

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам ненависти либо вражды идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной, в отношении какой-либо социальной группы:

Указание Генпрокуратуры России N 744/11, МВД России N 3 от 31.12.2014 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «л» ч. 2 ст. 105 (дата >= 12.08.2007).

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам ненависти либо вражды идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной, в отношении какой-либо социальной группы:

Определение Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 475-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Люленова Олега Николаевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 10, частью первой статьи 17 и частью третьей статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации»

В связи с изданием Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, исключившего из Уголовного кодекса Российской Федерации статью 16 о неоднократности преступлений и пункт «н» части второй статьи 105, устанавливавший ответственность за убийство, совершенное неоднократно, О.Н. Люленов обратился в Соль-Илецкий районный суд Оренбургской области с ходатайством о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством. Постановлением данного суда от 17 января 2005 года — с учетом изменений, внесенных в него постановлением президиума Оренбургского областного суда от 26 апреля 2010 года, — из приговора исключен пункт «н» части второй статьи 105 УК Российской Федерации, назначенное же виновному наказание в виде пожизненного лишения свободы не изменено.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2012 N 165-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Колчина Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав пунктом «з» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации»

1. Гражданин А.В. Колчин приговором от 8 апреля 1998 года признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «в» части третьей статьи 162 «Разбой» и пунктами «з», «н» части второй статьи 105 «Убийство» УК Российской Федерации.