Соответчик АПК

Юриспруденция

Арбитражный процесс России

Замена сторон в арбитражном процессе. Понятие надлежащей стороны

Правила замены ненадлежащих сторон

Замена ненадлежащего ответчика

Замена сторон в арбитражном процессе. Понятие надлежащей стороны

Замена ненадлежащей стороны. Замена сторон в арбитражном процессе основана на тех же самых началах, что и в гражданском – на выяснении вопроса о надлежащем характере сторон как участников спорных материальных правоотношений.

Рассмотрение дела в отно­шении ненадлежащего ответчика будет для истца совершенно безре­зультатным, так как в иске будет отказано ввиду того, что спорная обязанность лежит на другом лице. То же самое относится и к не­надлежащему истцу, которому будет отказано в иске ввиду отсутствия у него права требования.

Понятие надлежащей стороны определяется в нормах материаль­ного права. Нередко в соответствующих нормах права прямо опре­деляется круг надлежащих истцов и ответчиков по делу.

Например, согласно п. 2 ст. 166 ГК требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с це­лями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на за­нятие соответствующей деятельностью, может быть признана недей­ствительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участ­ника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица (ст. 173 ГК).

Другие истцы, не указанные в ст. 173 ГК, в данном случае являются ненад­лежащими.

Что касается требований о применении последствий недействи­тельности ничтожной сделки, то они могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом.

В ряде случаев разъяснения о надлежащем характере сторон содержатся в судебной практике.

Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в случае предъяв­ления гражданином или юридическим лицом требования о возме­щении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуп­равления или должностных лиц этих органов, ответчиком по та­кому делу должны признаваться Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование (ст. 16 ГК) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.

Правила замены ненадлежащих сторон

Общим правилом замены ненадлежащих сторон является необ­ходимость наличия согласия истца на совершение данного процессу­ального действия. Замена ненадлежащего истца производится следу­ющим образом.

Арбитражный суд, установив во время разбиратель­ства дела, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит здраво требования, может с согласия истца допустить замену перво­начального истца надлежащим истцом.

Если истец не согласен на замену его другим лицом, то это лицо может вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, о чем суд извещает данное лицо.

Если надлежащий истец не будет согласен войти в процесс, а ненадлежащий выходит из процесса, то арбитражный суд должен прекратить производство по делу в со­ответствии с п. 6 ст. 85 АПК.

В случае, если надлежащий истец не входит в процесс, а входит истец ненадлежащий, то арбитражный суд должен рассмотреть спор по существу и отказать ему в иске вследствие отсутствия права требования.

Замена ненадлежащего ответчика

Замена ненадлежащего ответчика происходит по следующим пра­вилам. Арбитражный суд, установив во время разбирательства дела, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, может с согласия истца допустить замену первоначального ответчика надлежащим ответчиком.

Если истец не согласен на замену ответчика другим лицом, суд может с согласия истца привлечь это лицо в ка­честве второго ответчика.

Если же истец не даст согласия на привле­чение надлежащего ответчика в качестве второго ответчика, то по смыслу ст. 36 АПК арбитражный суд не вправе без согласия истца привлекать кого-либо в качестве надлежащего ответчика и должен будет отказать в иске в связи с тем, что на ответчике не лежит спорная обязанность.

После замены ненадлежащей стороны рассмотрение дела произ­водится с самого начала.

Все предшествующие процессуальные дей­ствия, совершенные ненадлежащей стороной, правового значения не имеют. Замена стороны возможна только при производстве в арбит­ражном суде первой инстанции.

Комментарии к ст. 46 АПК РФ

1. Институт процессуального соучастия предполагает одновременное участие в арбитражном процессе на стороне истца и (или) ответчика нескольких лиц. Соответственно, в процессе они именуются соистцами и соответчиками.

Необходимость использования данной процессуальной конструкции вызвана тем, что некоторые материально-правовые нормы допускают (предусматривают) множественность лиц на стороне кредитора или должника.

Например, в соответствии со ст. 47 Положения о переводном и простом векселе все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие переводной вексель или поставившие на нем аваль являются солидарно обязанными перед векселедержателем. В случае предъявления иска к нескольким солидарно обязанным по векселю лицам последние будут участвовать в арбитражном процессе в качестве соответчиков .

Введено в действие Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341.

См. п. 38 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей».

Напротив, при предъявлении виндикационного иска несколькими участниками общей долевой собственности все они будут участвовать в арбитражном процессе в качестве соистцов.

Отличия соучастников от иных лиц, участвующих в деле, состоят в следующем:

а) от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, соистцы отличаются тем, что у соистцов материально-правовые требования всегда совпадают, напротив, требования третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, всегда исключают требования истца (см. комментарий к ст. 50 АПК);

б) от третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, соистцы и соответчики отличаются тем, что эти третьи лица не являются субъектами спорного материально-правового отношения, соответственно, в данном процессе они не предъявляют материальных требований и в свою очередь с них ничего не взыскивается (см. комментарий к ст. 51 АПК);

в) в исках о присуждении соответчики отличаются от ответчиков (которых в конкретном деле может быть несколько) тем, что удовлетворение требований к одному из ответчиков исключает удовлетворение требований к остальным (зачастую при определенных трудностях в толковании норм об ответственности истцы сознательно указывают в качестве ответчиков несколько возможных субъектов, предлагая тем самым арбитражному суду самому определить, кто же из них должен отвечать). Напротив, при участии в деле соответчиков в принципе допускается удовлетворение требований к каждому из них (хотя это, конечно, не исключает ситуацию, когда при вынесении решения по делу, в котором участвуют несколько соответчиков, кто-то из них будет освобожден от ответственности и, соответственно, в иске к нему будет отказано ).

См.: Там же.

К сожалению, на практике иногда происходит смешение института процессуального соучастия с иными процессуальными институтами: например, объединение дел далеко не всегда ведет к тому, что ответчики становятся соответчиками. С практической точки зрения терминологическая путаница не всегда ведет к негативным последствиям, однако в любом случае необходимо четко понимать существо материальных требований и характер спорного правоотношения, которые могут как исключать, так и допускать активную или пассивную множественность в материальном правоотношении.

2. Часть 2 ст. 46 АПК исчерпывающим образом закрепила основания процессуального соучастия.

Процессуальное соучастие допускается, если (альтернативно):

1) предметом спора являются общие права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков.

Не вызывает сомнений, что самостоятельным предметом спора могут быть конкретные права и обязанности (например, в иске о понуждении заключить договор именно правоотношение как совокупность прав и обязанностей будет предметом спора). Однако в большинстве случаев предметом спора являются материальные объекты (деньги, ценные бумаги, иные вещи). Поэтому основание, указанное в п. 1 ч. 2 ст. 46 АПК, следует толковать расширительно: процессуальное соучастие допускается, если предметом спора являются общие материальные права (обязанности) нескольких истцов или ответчиков, а равно иные объекты гражданских, публичных и иных правоотношений, защита которых допускается в арбитражных судах;

2) права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков имеют одно основание.

Пункт 2 ч. 2 ст. 46 АПК содержит, на наш взгляд, весьма спорную норму: законодатель, по сути, утверждает, что совпадение оснований, из которых возникли конкретные материальные права (обязанности) истцов (ответчиков), является достаточным условием для возникновения института процессуального соучастия. Полагаем, что это не так. Например, если владелец источника повышенной опасности причинил вред имуществу нескольких юридических лиц, то можно говорить о совпадении оснований: каждый из пострадавших, требуя возместить вред, будет ссылаться на один и тот же юридический факт. Однако это не ведет к процессуальному соучастию: каждый из пострадавших предъявляет свой самостоятельный иск, и даже то, что такие дела могут быть объединены в одно производство (ч. 2.1 ст. 130 АПК), не превращает несколько обязательств по возмещению вреда в одно многосубъектное материальное обязательство. Показательно, что сам законодатель применительно к институту объединения дел в ст. 130 АПК не использует терминологию процессуального соучастия, хотя одним из поводов для объединения дел является их связанность между собой именно «по основаниям возникновения заявленных требований» (ч. 2.1 ст. 130 АПК);

3) предметом спора являются однородные права и обязанности.

Данное основание процессуального соучастия вызывает еще большие возражения, поскольку однородность предмета спора допускает объединение дел в одно производство (ч. 2 ст. 130 АПК), но сама по себе никак не влечет процессуального соучастия.

3. Часть 3 ст. 46 АПК устанавливает важное правило о процессуальной самостоятельности каждого из соучастников. В практическом плане это означает, что использование любых процессуальных прав не ставится в зависимость от волеизъявления другого соучастника. Например, один из соответчиков может ходатайствовать об истребовании доказательства, а другой, напротив, возражать. На конструкцию процессуального соучастия и на возможность реализации конкретного процессуального права это никакого влияния не оказывает; арбитражный суд должен будет разрешить указанное ходатайство независимо от волеизъявления другого соучастника.

Однако при применении правила о процессуальной самостоятельности необходимо учитывать характер процессуально-правовых последствий реализации некоторых из распорядительных полномочий: изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований одним из соистцов, по сути, влечет изменение иска. Поэтому, на наш взгляд, реализация указанных распорядительных полномочий должна влечь изменение процессуального статуса соистцов — после того, как арбитражный суд принял такое изменение иска, соистцов правильнее считать «обычными» истцами, каждый из которых предъявил самостоятельный иск к ответчику. Соответственно, арбитражный суд должен разрешить по существу каждое из требований. В то же время если арбитражный суд сочтет, что раздельное рассмотрение исков будет соответствовать целям эффективного правосудия, то ничто не препятствует использованию института выделения требований в отдельное производство (ч. 3 ст. 130 АПК).

Кроме того, при совершении такого процессуального действия, как утверждение мирового соглашения, арбитражный суд должен проверить, не нарушает ли такое соглашение права соучастника, не являющегося стороной в мировом соглашении, а также не препятствует ли рассмотрению требований, производство по которым не прекращается вследствие утверждения мирового соглашения .

См. п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе».

Верховным Судом РФ выработано правило, согласно которому заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности). Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о применении исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи) .

См. п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Полагаем, что положение о праве соучастников поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников следует рассматривать как еще один (не поименованный в ст. 59 АПК) случай договорного представительства. Следовательно, вполне допустима ситуация, когда один субъект будет совмещать в рамках одного дела несколько процессуальных статусов — к примеру, статус соистца и статус договорного представителя остальных соистцов.

ВАС РФ допускает, что уплата государственной пошлины по делу может быть поручена соистцами одному или нескольким из них .

См. п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах».

4. Потребность лица вступить в дело со статусом соистца может возникнуть, когда, к примеру, сокредитор в материальном правоотношении своевременно не довел до другого кредитора информацию о намерении предъявить иск, а последний также предполагал обратиться за судебной защитой.

В силу принципа диспозитивности арбитражный суд не вправе без соответствующего заявления заинтересованного лица привлекать его к участию в деле в качестве соистца . В то же время законодатель не указал, какие процессуальные документы должно представить в арбитражный суд заинтересованное лицо для реализации предусмотренного в ч. 4 ст. 46 АПК права.

Данный вывод находит поддержку и в практике КС РФ (см.: Определение КС РФ от 04.04.2006 N 99-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Новооскольского районного суда Белгородской области о проверке конституционности положений статей 43, 148, 150 и 327 ГПК РФ»).

Логика подсказывает, что от потенциального соистца требуется соответствующее ходатайство, обращенное в тот арбитражный суд, в котором уже возбуждено дело, тем более что и сам процессуальный закон упоминает об «отказе в удовлетворении ходатайства о вступлении в дело соистца» (ч. 7 ст. 46 АПК). Однако достаточно ли лишь указанного ходатайства? Не должно ли лицо, ищущее судебной защиты, одновременно использовать и традиционный процессуальный документ — исковое заявление?

Для ответа на поставленные вопросы необходимо вернуться к основаниям процессуального соучастия (ч. 2 ст. 46 АПК).

Если предметом спора являются общие права и (или) обязанности (объекты гражданских, публичных и иных правоотношений, защита которых допускается в арбитражных судах) нескольких сокредиторов в материальном правоотношении (п. 1 ч. 2 ст. 46 АПК), то надобность в подаче еще одного искового заявления отсутствует. Объясняется это тем, что вступающий в процесс соистец согласен с избранным способом защиты, с теми доводами, которыми обосновывается материально-правовое требование. И главное — производство по иску с тем же предметом и по тем же основаниям уже возбуждено.

Сложнее обстоит дело со вступлением соистцов по основаниям, указанным в п. п. 2, 3 ч. 2 ст. 46 АПК. Выше мы уже указывали, что совместное рассмотрение исков не следует отождествлять с институтом процессуального соучастия (см. комментарий к ч. 2 настоящей статьи). Вместе с тем законодательные противоречия не снимают поставленного вопроса — потенциальные «квазисоистцы» в любом случае должны иметь возможность защитить свои субъективные права и охраняемые законом интересы. Полагаем, что в случаях, когда иск, производство по которому уже возбуждено, и иск, подаваемый вступающим в дело соистцом, не совпадают (не имеет значения, по каким элементам), лицо, ищущее судебной защиты, должно подать самостоятельное исковое заявление. В противном случае будут нарушены не только общие правила предъявления иска, но также и права ответчиков (процедура подачи искового заявления содержит определенные процессуальные гарантии для них), и фискальный интерес (по новому иску следует уплатить государственную пошлину).

Обратим внимание на законодательную неточность. Указание на возможность соистцов вступить в дело до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции, при буквальном толковании означает, что хронологически возможность вступления в процесс соистцов ограничена моментом принятия судебного решения (только оно разрешает спор по существу — ч. 1 ст. 167 АПК). Однако производство в суде первой инстанции может завершиться и на основании иных судебных актов. Поэтому положения ч. 4 ст. 46 АПК следует толковать расширительно, исходя из того, что истцы могут вступить в дело до принятия:

а) либо судебного решения;

б) либо определения об оставлении иска без рассмотрения;

в) либо определения о прекращении производства по делу.

5. Иногда характер спорного материального правоотношения (с учетом избранного истцом способа защиты) необходимо предполагает возможность вынесения судебного акта, который непосредственно затронет права и обязанности одного из должников, не указанного истцом в качестве ответчика. Например, признание права собственности на вещь, находящуюся в общей собственности нескольких субъектов, неминуемо затрагивает права всех сособственников. Поэтому с целью исключения возможности вынесения судебных актов о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (ст. 42 АПК), следует привлекать таких лиц именно в качестве соответчиков.

В то же время избрание истцом другого способа защиты может привести к совершенно иным процессуальным конструкциям. К примеру, виндикация вещи, находящейся в общей собственности нескольких субъектов, производится у лица, в чьем владении находится сама вещь. Поэтому лица, не владеющие спорной вещью, даже если они считают себя сособственниками, привлекаться к участию в деле в качестве соответчиков не должны.

Итак, для констатации невозможности рассмотрения дела без участия другого лица в качестве соответчика (ч. 5 ст. 46 АПК) необходимо наличие одновременно:

а) многосубъектного состава на стороне должника;

б) такой правовой связи между кредитором и должниками, при которой любое материально-правовое разрешение спора затронет права и (или) обязанности не привлеченного к делу соответчика по отношению к истцу.

В процессуальной науке случаи, когда имеет место невозможность рассмотрения дела без участия другого лица в качестве соответчика, принято именовать обязательным соучастием.

К сожалению, в практике ВАС РФ случаи обязательного соучастия иногда рассматривались более широко. Например, п. 1 ст. 323 ГК установлено, что при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Очевидно, что данная материально-правовая норма устанавливает приоритет волеизъявления кредитора как в части размера требований, так и в части определения обязанного субъекта. Между тем ВАС РФ указывал, что поскольку основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества (товарищества), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством . Юридическая несостоятельность данной рекомендации состоит в том, что непривлечение в дело в качестве соответчика второго солидарного должника никоим образом не влияет на его права по отношению к истцу: последний вне зависимости от материально-правового разрешения спора с первым должником будет вправе в последующем предъявить аналогичное требование ко второму должнику (солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью — добровольно или в принудительном порядке). Полагаем, что в подобных ситуациях второй должник в солидарном обязательстве должен привлекаться в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку при исполнении первым солидарным должником обязанности перед кредитором наступают материально-правовые последствия для его отношений со вторым должником (см. п. 2 ст. 325 ГК). Кроме того, следует учитывать, что изложенное выше разъяснение ВАС РФ нарушает один из основополагающих принципов гражданского процесса — принцип диспозитивности, поскольку без установленных в законе оснований допускает привлечение в процесс без согласия истца в качестве соответчика субъекта, к которому сам истец никаких материально-правовых требований не предъявляет.

См. п. 31 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».

Обратим также внимание на то, что привлечение соответчика в порядке ч. 5 ст. 46 АПК следует отграничивать от внешне схожей, но тем не менее отличной правовой конструкции — привлечения второго ответчика в рамках института замены ненадлежащего ответчика (ч. 2 ст. 47 АПК). Дело в том, что привлечение второго ответчика свидетельствует о возможном наличии другого субъекта конкретной правовой обязанности, в то время как наличие соответчика, напротив, предполагает множественность обязанных субъектов в одном обязательстве. Второй ответчик также отличается от соответчика тем, что его интересы и интересы первоначального ответчика взаимно исключают друг друга.

Часть 5 ст. 46 АПК содержит оговорку о том, что привлечение к участию в деле соответчика производится лишь по ходатайству сторон или с согласия истца. Следовательно, законодатель устанавливает, что при отсутствии соответствующего волеизъявления истца либо ответчика лицо не может быть привлечено в качестве соответчика. Полагаем, что подобное правовое регулирование дефектно: если уж констатируется невозможность рассмотрения дела без участия соответчика, то его надо привлекать в обязательном порядке (независимо от воли сторон). Вернемся к ранее рассмотренному примеру о признании права собственности на вещь, находящуюся в общей собственности нескольких субъектов. Если арбитражный суд судебным решением признает право собственности за истцом без привлечения в качестве соответчика одного из сособственников вещи, это будет безусловным основанием для отмены судебного акта в апелляционной и кассационной инстанциях (п. 4 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК). Следовательно, формально следуя букве закона, арбитражный суд в итоге допустит существенное нарушение прав не привлеченного к участию в деле лица. Поэтому считаем, что ч. 5 ст. 46 АПК следует толковать как обязывающую арбитражный суд независимо от воли сторон привлекать в качестве соответчика лицо, без участия которого невозможно рассмотрение дела (точнее — вынесение законного и обоснованного решения). Тем более что аналогичная норма в гражданском процессе весьма четко формулирует императивную обязанность суда (в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе — абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК).

Сложная ситуация возникает в случае, когда в результате привлечения к участию в деле соответчика арбитражный суд становится не компетентен рассматривать дело. Полагаем, здесь неприменимы положения ч. 1 ст. 39 АПК, поскольку это создавало бы почву для процессуальных злоупотреблений (некоторые истцы, желая обойти компетенционные правила, намеренно обращались бы в арбитражный суд, не указывая в качестве соответчика физическое лицо, а после его привлечения к участию в деле достигали бы свою цель — производство по делу сохранялось бы в арбитражном суде). Более разумным видится обращение к правилам ч. 4 ст. 39 АПК, предусматривающим передачу дела в суд общей юрисдикции, хотя буквальное толкование указанной нормы предполагает, что дело изначально подлежало рассмотрению в суде общей юрисдикции.

6. Часть 6 ст. 46 АПК содержит правило, смысл которого сводится к тому, что по некоторым категориям дел арбитражный суд обязан привлечь в качестве соответчика определенное лицо, даже если истец об этом не просил либо вообще возражает против этого. Главное условие — наличие прямого указания об этом в федеральном законе.

Например, по правилам КТМ по искам о возмещении ущерба от загрязнения ответчик имеет право во всех случаях требовать, чтобы собственник судна был привлечен к участию в деле в качестве соответчика (п. 4 ст. 325). Следовательно, при наличии соответствующего требования ответчика арбитражный суд вне зависимости от волеизъявления истца обязан будет привлечь соответчика к участию в деле.

Частью 2 ст. 18 Закона о СМИ установлено, что учредитель средства массовой информации вправе обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя). При этом по искам, связанным с заявлением учредителя, ответственность несет учредитель, а если принадлежность указанного сообщения или материала учредителю не оговорена редакцией, последняя выступает соответчиком.

В то же время обоснованность некоторых рекомендаций высших судебных инстанций относительно применения ч. 6 ст. 46 АПК вызывает сомнения.

Например, ошибка истца в избрании надлежащего ответчика по иску о возмещении потерь, вызванных межтарифной разницей, по мнению ВАС РФ, влечет обязанность арбитражного суда привлечь надлежащего ответчика в качестве соответчика . Между тем никаких норм, корреспондирующих с ч. 6 ст. 46 АПК для подобного притязания, в действующем законодательстве не содержится.

См. п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 N 87 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных со взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей».

Аналогичную ошибку допускает и ВС РФ, когда для случаев предъявления иска потерпевшим непосредственно к причинителю вреда императивно предписывает судам привлекать к участию в деле в качестве соответчика страховую организацию, к которой в соответствии с ФЗ об ОСАГО потерпевший имеет право обратиться с заявлением о страховой выплате или прямом возмещении убытков .

См. п. 91 Постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В письме ВАС РФ от 25.05.2004 N С1-7/УП-600 «О федеральных законах, которые применяются арбитражными судами в соответствии с содержащимися в АПК РФ отсылочными нормами» применительно к ст. 46 АПК имеется ссылка на ст. 56 Закона о СМИ. Указанная норма устанавливает, что «учредители, редакции, издатели, распространители, государственные органы, организации, учреждения, предприятия и общественные объединения, должностные лица, журналисты, авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушения законодательства РФ о средствах массовой информации». Полагаем, что такое совершенно общее указание не может рассматриваться как предусмотренное ФЗ обязательное участие в деле другого лица в качестве соответчика. Да и сложно себе представить, каким должно быть исковое требование, чтобы все перечисленные в ст. 56 Закона о СМИ субъекты стали соответчиками.

Сходным образом малообоснованной видится ссылка в указанном письме ВАС РФ на ст. 158 БК: ни редакция, действовавшая на момент принятия этого письма, ни ныне действующая редакция указанной статьи никаких ссылок на институт соучастия не содержат.

7. Часть 7 ст. 46 АПК содержит важное правило о возможности обжалования определений по вопросам соучастия.

Для чего законодателю понадобилось наделять стороны правом на обжалование указанных определений? Полагаем, главная цель — это исключение возможности вынесения судебных актов о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (ст. 42 АПК). Потенциальные соистцы и соответчики должны иметь возможность сразу быть привлеченными к участию в деле, а не после того, как судебное решение будет отменено именно по причине разрешения вопроса об их правах и обязанностях.

В то же время рассматриваемая новелла требует внимательного изучения.

Во-первых, с точки зрения юридической техники положения второго предложения ч. 7 ст. 46 АПК изложены не совсем удачно: при первом прочтении можно прийти к выводу, что законодатель предусмотрел обжалование определения о привлечении соответчика. Никакой логики в закреплении права на подобное обжалование нет, поскольку было бы крайне странно, если бы лицо, чье ходатайство о привлечении соответчика удовлетворено, потом вдруг стало обжаловать выгодное для себя судебное определение. Поэтому единственно возможным результатом толкования указанной нормы является вывод о возможности обжалования отказного определения — определения об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении соответчика.

Во-вторых, вызывает сомнение процессуальная целесообразность самой возможности обжалования определений об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении соответчика в случаях, когда такие определения вынесены по ходатайству первоначального ответчика. Очевидно, что на время рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд первой инстанции будет лишен возможности рассматривать дело по существу (принятое решение в случае последующей отмены определения об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении соответчика становится уязвимым — п. 4 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК). Получается, что законодатель сам предоставил недобросовестным ответчикам легальную возможность для затягивания процесса. Заявляя явно необоснованные ходатайства о привлечении к участию в деле соответчика, они в последующем могут обжаловать такой отказ в арбитражный суд апелляционной инстанции и тем самым де-факто исключить на некоторый срок производство в арбитражном суде первой инстанции.

ВАС РФ указал, что по смыслу положений, содержащихся в ч. 7 ст. 46 АПК, во взаимосвязи с ч. ч. 3, 5 ст. 188 АПК обжалование в суд кассационной инстанции постановления суда апелляционной инстанции, принятого по результатам рассмотрения жалобы на определение суда первой инстанции, не предусмотрено законом .

См. п. 6.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

8. После вступления в дело соистца, привлечения к участию в деле соответчика рассмотрение дела производится с самого начала (см. комментарий к ч. 2 ст. 153 АПК).

В то же время арбитражный суд и участники процесса в целях обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела вправе ставить вопрос об исследовании на стадии судебного разбирательства обстоятельств, охватываемых стадией подготовки дела к судебному разбирательству .

Пока в Госдуме решается вопрос о том, выносить ли на второе рассмотрение проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)» или снять его с обсуждения, мы продолжаем анализ его положений. Следует отметить, что некоторые из предлагаемых законопроектом новаций не соответствуют основным постулатам отечественного процессуального права, что препятствует их «встраиванию» в действующий АПК РФ.

РОЖКОВА МАРИНА

Новеллы

Законопроектом предусмотрено внесение дополнений в ст. 46 АПК РФ, которая в новой редакции приобретет следующий вид (предлагаемые законопроектом новеллы выделены курсивом):

«Статья 46. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков

1. Иск может быть предъявлен в арбитражный суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие). Вступление в дело соистцов и новых истцов возможно до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. Каждый из истцов или ответчиков выступает в процессе самостоятельно. Соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников.

О вступлении в дело соистца или нового истца, а также об отказе в удовлетворении заявления о вступлении в качестве соистца или нового истца судом выносится определение. Такое определение может быть обжаловано.

2. При несогласии истца на привлечение другого ответчика арбитражный суд первой инстанции по своей инициативе может привлечь к участию в деле другого ответчика, если рассмотрение дела без участия другого ответчика невозможно. При невозможности рассмотрения дела без участия другого ответчика арбитражный суд первой инстанции по ходатайству сторон или с согласия истца привлекает к участию в деле другого ответчика. При несогласии истца на привлечение другого ответчика арбитражный суд первой инстанции по своей инициативе может привлечь к участию в деле другого ответчика, если рассмотрение дела без участия другого ответчика невозможно.

Если федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого ответчика, а также по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд первой инстанции по своей инициативе привлекает к участию в деле другого ответчика.

После привлечения к участию в деле другого ответчика рассмотрение дела производится с самого начала».

При этом абз. 1 ч. 3 ст. 2251, предлагаемой законопроектом к включению в АПК РФ, предусматривает следующее положение: «Лицо, заинтересованное в разрешении корпоративного спора, вправе обратиться в арбитражный суд для вступления в дело, вытекающее из корпоративного спора, в качестве соистца, нового истца, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора» (курсив автора. – М.А.).

Соистцы

Как известно, рассмотрение всякого дела в арбитражном суде предусматривает участие в нем лиц, объединяемых общим наименованием – «участники арбитражного процесса». Среди участников процесса арбитражное процессуальное законодательство (гл. 5 АПК РФ) выделяет лиц, участвующих в деле. Согласно ст. 40 АП РФ лицами, участвующими в деле, являются:

– стороны (к которым в силу ст. 44 АПК РФ отнесены истец и ответчик);

– заявители;

– заинтересованные лица,

– третьи лица,

– прокурор,

– государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК РФ.

Пункт 1 ст. 46 АПК РФ устанавливает, что в тех случаях, когда иск предъявляется совместно несколькими истцами, имеет место процессуальное соучастие на стороне истца (вопросы процессуального соучастия на стороне ответчика не будут предметом рассмотрения в настоящей работе). Нормой данной статьи предусмотрено, что «иск может быть предъявлен в арбитражный суд совместно несколькими истцами». Таким образом, следуя буквальному толкованию действующего арбитражного процессуального законодательства, можно говорить о том, что в нем для истцов закреплена возможность совместного (сообща, одновременно) предъявления иска.

При этом АПК РФ не содержит правил, определяющих порядок вступления лица в уже начатый процесс в качестве соистца. Такая возможность исключена — вступление еще одного истца в уже начавшийся процесс невозможно ни по инициативе участвующих в деле лиц, ни по инициативе арбитражного суда.

Традиционным для процессуального права положением является тезис о том, что соистцы не спорят друг с другом – их требования совместимы и не исключают друг друга, их интересы совпадают, но каждый из них выступает в процессе самостоятельно.

Тяготея к модели немецкого процессуального права, которое исходит из соображений материального права, российский гражданский и арбитражный процесс допускают процессуальное соучастие в случаях если:

— предметом иска служит общее право (например, иск вытекает из права общей собственности);

— исковые требования вытекают из одного основания (например, из совместного причинения вреда несколькими лицами);

— требования однородны, хотя и не тождественны по основаниям и предмету (например, при взыскании заработной платы несколькими работниками с одного работодателя).

В первых двух случаях соучастие связано со множественностью субъектов на одной стороне одного материально-правового правоотношения. В третьем случае имеет место субъективное соединение однородных дел, которые возникли из самостоятельных материально-правовых правоотношений, но совместное рассмотрение которых будет способствовать быстрому, единообразному и правильному их разрешению.

Соединение в арбитражном процессе нескольких лиц в качестве истцов всегда рассматривалось как упрощающее и ускоряющее судопроизводство, уменьшающее судебные расходы и исключающее вынесения противоречащих решений. По всей вероятности, институт процессуального соучастия может найти наибольшее применение именно при разрешении дел рассматриваемой категории.

Важным представляется то, что в литературе и судебной практике субъекты на стороне истца обычно обозначаются термином «соистцы» («соистец»), тогда как в действующем АПК РФ данный термин вовсе не употребляется – всегда используется термин «истец». Надо признать, что такое положение существует во всем федеральном законодательстве. Исключением из общего правила является только ГПК РФ, в котором термин «соистец» употребляется лишь однажды и явно случайно. Пункт 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ предусматривает обязанность судьи при подготовке дела к судебному разбирательству разрешить вопрос о «вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора».

В связи со сказанным использование в предлагаемых к включению в АПК РФ положениях термина «соистец» представляется, по меньшей мере, неверным.

Третье лицо в споре

Действующий АПК РФ допускает не только процессуальное соучастие на стороне истца, но и возможность вступления в начавшийся процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, – лица, которое вступает в уже возникший процесс для защиты собственных прав (ст. 50 АПК РФ).

По своей сути третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, – полноправная сторона арбитражного процесса, обладающая всей совокупностью прав истца; его статус – это статус «третьей стороны» в споре.

Прежде всего, различие между истцом и третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, состоит в том, что последний вступает в уже начатый первым процесс. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступает в процесс по собственной инициативе – путем соответствующего предъявления искового требования.

Сопоставляя положение в арбитражном процессе истца и третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, и положение нескольких истцов по делу (процессуальное соучастие на стороне истца) можно говорить о существовании и иных более принципиальных различий. Они обусловлены тем, что третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, считает спорное право принадлежащим ему, а не истцу (либо ответчику), то есть его требования противоположены интересам истца (либо одновременно истца и ответчика), их требования исключают друг друга; требования же соистцов совместимы и не исключают друг друга (о чем уже говорилось).

Таким образом, требования истца и третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, – это требования претендентов; требования истцов при процессуальном соучастии на стороне истца – это требование общности (иногда называемой товариществом в тяжбе). Представляется, что положения действующего АПК РФ, предусматривающие возможность привлечения лица в процесс в качестве истца (при процессуальном соучастии на стороне истца) либо в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, исчерпывают все возможные ситуации.

Новый истец

Исходя из вышеизложенного серьезные возражения вызывает следующая новация: из текста предлагаемой редакции абз. 2 ч. 1 ст. 46 и абз. 1 ч. 3 ст. 2251 АПК РФ вытекает, что законопроектом в арбитражный процесс вводится дополнительная фигура – новый истец. Обоснование этого предложения, объяснение необходимости введения подобного положения и анализ допустимости его введения в АПК РФ в Пояснительной записке МЭРиТ не содержится. Иными словами, разработчики законопроекта «изобрели» новый вид участвующего в деле лица без какого-либо обоснования, без определения составляющих его правового статуса и соотношения со статусами истца и третьего лица, без учета положений отечественной доктрины процессуального права и норм действующего законодательства.

По всей вероятности, данное предложение разрабатывалось с целью способствования правильному и полному разрешению дел рассматриваемой категории. Возможно, таким странным образом предполагалось решить проблему вступления других истцов (при процессуальном соучастии на стороне истца) в уже начавшийся арбитражный процесс.

Вместе с тем включение положений о «новых истцах» планируется в разд. I АПК РФ «Общие положения», и тем самым их действие распространится на все категории дел, подлежащих рассмотрению в арбитражных судах, что заставляет серьезно усомниться в продуманности данного шага.

Думается, что на практике вполне возможны ситуации, когда институт правопреемства задействован быть не может, а существует необходимость во вступлении лица в процесс именно в качестве соистца (но не третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора). Следовательно, вступление в процесс этого лица (при установлении соответствующих ограничений) должно быть регламентировано. Однако сделать это необходимо не через присвоение таким соистцам несуразного статуса, а путем определения самого порядка их вступления в процесс и решения возникающих процедурных вопросов (определения этапа, на котором допускается вступление соистца в уже начавшийся процесс, субъекта инициативы его вступления, последствия вступления его в процесс и проч.).