Внесудебный порядок

Судебная коллегия по гражданским спорам Верховного Суда вынесла Определение № 4-КГ20-22-К1 по спору о взыскании заложенного имущества при неисполнении должником основного обязательства.

В марте 2017 г. Дмитрий Горбачёв и компания YUCATAN SHIPPING COMPANY LTD заключили мировое соглашение, в котором организация подтвердила наличие задолженности перед гражданином на сумму в 455 тыс. долл. США. Помимо прочего, задолженность подтверждалась договором уступки требования между первоначальным кредитором в лице компании РАТЕК INDUSTRY А.G. и Евгением Горбачёвым от 26 декабря 2016 г., а также заявками должника на поставку топлива, судовыми бункерными расписками и счетами на оплату.

В п. 2.1. мирового соглашения значилось, что должник признает имеющийся перед кредитором долг, вытекающий из поставок судового топлива, и обязуется погасить его не позднее 1 октября 2017 г. Впоследствии срок погашения задолженности был перенесен на 1 октября 2018 г. Условия также предусматривали исполнение обязательств заемщика залогом жилого дома и земельного участка, принадлежащих на праве собственности генеральному директору должника Феликсу Моргулису и его супруге.

В апреле 2017 г. Дмитрий Горбачёв заключил с каждым из супругов Моргулис договоры о залоге последними по 1/2 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок. Согласно п. 1.4 каждого из договоров на дату их подписания предмет залога оценивается сторонами в 13 млн руб.

Впоследствии кредитор обратился в суд с иском к Феликсу и Виктории Моргулис об обращении взыскания на заложенное имущество. В обоснование своих исковых требований Дмитрий Горбачев указал, что должник не исполнил обязательства в установленный мировым соглашением срок.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении иска под предлогом того, что обращение взыскания на предмет залога возможно лишь при наличии оснований для ответственности должника по основному обязательству, а в рассматриваемом деле не имеется доказательств удовлетворения требований истца по мировому соглашению.

В этой связи Дмитрий Горбачев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Высшая судебная инстанция пояснила, что обращение взыскания на заложенное имущество не допускается, если нарушение должником обеспеченного залогом обязательства незначительно, а размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Для этого должны быть соблюдены два условия: сумма неисполненного обязательства составляет менее чем 5% от размера стоимости заложенного имущества; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Со ссылкой на ряд положений Гражданского кодекса Верховный Суд отметил, что его нормы не предусматривают в качестве обязательного условия обращения взыскания на заложенное имущество взыскание в судебном порядке долга по основному обязательству, равно как и не запрещают обращение взыскания на предмет залога до удовлетворения требований о взыскании долга по основному обязательству.

«По общему правилу залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога при установлении факта неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, с учётом суммы долга и периода просрочки обязательства. Указанные обстоятельства могут быть установлены судом и при разрешении иска об обращении взыскания на заложенное имущество с соблюдением общих требований о распределении обязанности по доказыванию этих обстоятельств. Наличие обязательства, обеспеченного залогом имущества ответчиков, и факт его неисполнения в установленный соглашением срок ответчиком не опровергнуты и судебными инстанциями под сомнение не поставлены. При таких обстоятельствах отказ в обращении взыскания на заложенное имущество противоречит приведенным выше нормам материального права», – отмечено в определении.

Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации, направив дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Младший юрист You & Partners Виктория Туголукова назвала правомерной позицию Верховного Суда РФ, так как ст. 348 и 349 ГК РФ, регулирующие основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество, не содержат требования о взыскании долга по основному обязательству до обращения взыскания на предмет залога. «По общему правилу взыскание обращается в судебном порядке при условии, что должник допустил «неисполнение или ненадлежащее исполнение обеспеченного залогом обязательства”. Истец может представить доказательства неисполнения обязательства ответчиком в рамках судебного процесса против залогодателя. Более того, ГК РФ не содержит подобных требований о взыскании долга, даже если должником по обеспеченному обязательству выступает не залогодатель, а иное лицо», – отметила эксперт.

Юрист добавила, что ранее ВАС РФ указывал в п. 9 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 г. № 10 схожую позицию, что ГК РФ не предусматривает необходимости одновременного предъявления требований об обращении взыскания на заложенное имущество и об исполнении обеспеченного залогом обязательства, указанные требования могут предъявляться в суд отдельно друг от друга, даже если залогодателем является не должник по обязательству, а третье лицо. «Данная позиция подтверждает, что указанные требования могут предъявляться одновременно с требованием об обращении взыскания на предмет залога и истцу не требуется предъявлять доказательств, что требования о взыскании долга по основному обязательному удовлетворены», – заключила Виктория Туголукова.

Советник юстиции РФ третьего класса, председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон отметил, что в рассматриваемом деле нижестоящие суды допустили труднообъяснимую ошибку, а именно вывод о том, что нельзя предъявлять иск об обращении взыскания на предмет залога, не заявляя одновременно требование о взыскании долга. «Скорее всего, залогодержатель Горбачёв не стал заявлять требование о взыскании основного долга в связи со значительной суммой долга (245 тыс. долл.) и необходимостью уплачивать госпошлину – 60 тыс. руб.», – предположил он.

По мнению эксперта, Верховный Суд справедливо отметил, что закон не содержит такого обязательного условия для удовлетворения иска об обращении взыскания на предмет залога, как взыскание основного долга в судебном порядке. «В предмет доказывания по иску об обращении взыскания на предмет залога входит установление факта неисполнение обязательства, обеспеченного залогом, с учетом суммы долга и периода просрочки. Полагаю, такая практика положительно отразится на практике, так как гражданское законодательство и хозяйственный оборот предполагают, прежде всего, свободу отношений между участниками. Предъявление судами избыточных требований к участникам оборота негативно влияет на него, участники могут нести необоснованные расходы, подавляется экономическая активность», – заключил Алексей Шарон.

Вопрос неисполнения своих обязательств одной из сторон, а также не совсем полное или ненадлежащее их исполнение – один из наиболее актуальных, проблемных и часто встречаемых вопросов, с которым сталкиваются в своей деятельности, как физические, так и юридические лица. Конечно же, ваши права более-менее защищены при условии составления и последующего подписания толкового договора, который соответствует всем требованиям законодательства. Однако и в этом случае нет никаких гарантий того, что вы сможете принудить вторую сторону исполнить возложенные на нее обязательства. Более того, результат не будет вам гарантирован, даже, если вы обратитесь в суд для решения возникшего спора между вами. Ни для кого не секрет, что добиться победы в суде – это всего лишь половина решения проблемы. Далее следует сложный и достаточно долгий процесс исполнения решения суда, который не всегда может закончиться положительно для стороны защищающей свои нарушенные права. Очень часто на стадии исполнения решений у «взыскивающей» стороны просто опускаются руки из-за бессилия и длительности решения это вопроса. Что же делать в подобном случае? Как построить взаимоотношения с контрагентом так, что чтобы в случае неисполнения договора гарантировано быть защищенным? Как заранее избежать долгих судебных споров? Ответ достаточно прост – следует применить положения внесудебного порядка обращения взыскания. Тем более, что на сегодняшний момент в законодательстве произошло существенное уточнение проведения данной процедуры.

Начало 2012 года ознаменовалось внесением существенных изменений в редакцию целого ряда норм действующего законодательства Российской Федерации. Причиной, которая привела к необходимости внесения изменений, послужило активное развитие ипотечного кредитования и острая необходимость урегулирования порядка обращения взысканий. Данные изменения были отражены в набравших силу новых положениях соответствующего федерального закона. Он повлек за собой поправки, корректировки и изменения, в том числе и в ряде других законов, а именно в таких, как закон о залоге, об ипотеке, об исполнительном производстве, а также в основах законодательства о нотариате. Во внесенных изменениях был значительным образом уточнен и урегулирован внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество, а также были отображены те основания, по которым допустима его реализация. Кроме того, Федеральным законом «»О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации был урегулирован внесудебный порядок обращения взыскания, вернее процедура его реализации. Также был уточнен список документов, которые следует предоставить.

Следует отметить, что в связи с введением данных новшеств стороны взаимоотношений получили право согласовывать и устанавливать конкретные условия внесудебного порядка обращения взыскания. Для того, чтобы получить возможность реализовать это право, стороны должны заключить соответствующий договор о залоге. Однако, при этом не следует забывать, что осуществление внесудебного порядка обращения взысканий возможно в том случае, если договор был удостоверен нотариусом и в нем были четко прописаны необходимые условия. При этом осуществить реализовать имущество, находящееся под залогом, вполне возможно без исполнительной надписи нотариуса, но только в том случае, если это прописано в договоре, а сам предмет залога находится непосредственно у залогодержателя. В таком случае, в момент наступления оснований для осуществления внесудебного порядка обращения взыскания залогодержатель предлагает залогодателю выполнить обязательство, а именно направить ему предложение об исполнении обязательства, которое должно быть оформлено согласно требованиям действующего законодательства.

Кроме вышеупомянутых нормативных актов, также и сам Гражданский кодекс Российской Федерации предоставил сторонам взаимоотношений, залогодателю и должнику, право в любой момент (до непосредственной реализации предмета залога) остановить процесс осуществления внесудебного порядка обращения взыскания. Исполнить это возможно в том случае, если стороны приняли решение о надлежащем исполнении своих обязательств или той части обязательств, которая не была исполнена стороной ранее.

Следует также помнить о том, что в действующем законодательстве Российской Федерации предусмотрены случаи, когда внесудебный порядок обращения взыскания не может быть реализован, и, даже более того, его реализация в этих случаях не допускается. К таким случаям относится ситуация, когда залогодателем является физическое лицо, которое было признано безвестно отсутствующим. Естественно это условие действительно только в том случае, если данный факт был установлен в соответствии со всеми требованиями законодательства.

Как становится понятно из всего выше изложенного, отредактированный законодателем внесудебный порядок обращения взыскания оказывает существенную помощь в защите и восстановлении ранее нарушенных прав стороны, гарантирует возмещение и даже отсутствие убытков, а также позволяет избежать процесса долгого судебного разбирательства, и последующего, не менее долгого, сложного и порой существенно затратного по финансам процесса исполнения судебного решения. Более того, данный порядок позволяет сторонам избежать будущих споров и сформировать четкое понимание уровня и размера ответственности при ненадлежащем исполнении своих обязательств. Это в значительной мере дисциплинирует стороны деловых взаимоотношений.

Цены на оказываемые услуги

2014 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 14 Вып. 4

ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

В. С. Мизинова

ОСОБЕННОСТИ ОБРАЩЕНИЯ ВЗЫСКАНИЯ НА ЗАЛОЖЕННОЕ НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

В статье автором сформулировано понятие обращения взыскания на заложенное имущество. Проведен анализ правовой природы обращения взыскания на заложенное имущество. Рассмотрена проблема столкновения прав кредиторов.

Ключевые слова: исполнительное производство, обращение взыскания, залог.

V. S. Mizinova

SPECIAL FEATURES OF FORECLOSURE AGAINST THE MORTGAGED PROPERTY

Keywords: enforcement proceedings, foreclosure, mortgage.

Обращение взыскания на имущество должника является основной мерой принудительного исполнения документов имущественного характера. Согласно действующему Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (далее — ФЗ «Об исполнительном производстве»)1 (ч. 1 ст. 69) обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

В отличие от Закона «Об исполнительном производстве» 1997 г.2 действующий Закон в институт обращения взыскания процедуру ареста не включает, так как по смыслу ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве» наложение ареста путем вынесения постановления является в целом обеспечительной мерой, направленной, прежде всего, на обеспечение сохранности имущества, которое подлежит реализации или передаче взыскателю (п. 1 ч. 3 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Впервые институт обращения взыскания на имущество официально стал применяться в ходе судебной реформы 1864 г. с введением в действие Устава гражданского

Мизинова Василиса Сергеевна — соискатель, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9; vasilisa19@rambler.ru

1 Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Российская газета. 2007. 6 окт.

2 Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Там же. 5 авг.

судопроизводства. Исторически его становление и развитие были связаны с необходимостью защиты прав и законных интересов кредиторов.

Устав закрепил новые меры принудительного исполнения, к которым стали относить, в частности, обращение взыскания на движимое имущество должника и обращение взыскания на недвижимое имение должника. По Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. выбор способа исполнения (передача имущества натурой, производство за счет ответчика действий и работ, обращение взыскания на движимое и недвижимое имущество) зависел от истца (ст. 935 Устава гражданского судопроизводства).3

Примечательно, что за достаточно длительную историю института обращения взыскания на имущество, которая включает в себя более ста лет, ни доктрина, ни законодательство не выработали понятие обращения взыскания на имущество. В настоящее время в ФЗ «Об исполнительном производстве» представлен лишь перечень мер (средств), которые входят в процедуру обращения взыскания на имущество.

Представляется справедливой теоретическая позиция, согласно которой обращение взыскания на имущество следует определять через его цель. При этом, поскольку целью исполнительного производства является наиболее быстрое и правильное исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, постольку данная цель должна находить свое последовательное отражение во всех процедурах исполнительного производства, включая и обращение взыскания на имущество.

Это означает, что обращение взыскания на имущество представляет собой, прежде всего, разновидность способа удовлетворения требований взыскателя, заключающуюся в совершении определенной совокупности юридических действий.

Таким образом, представляется целесообразным под обращением взыскания понимать меру принудительного исполнения, применяемую к должнику в целях удовлетворения требований взыскателя путем изъятия имущества, и его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Обращение взыскания на заложенное имущество обладает рядом специфических признаков, позволяющих отграничить его от иных мер принудительного исполнения, в частности, от обращения взыскания на имущество, не обремененное залоговыми обязательствами.

Залог является одним из способов обеспечения исполнения обязательства, так как в отличие от личных обеспечений, при исполнении которых кредитор зависит прежде всего от платежеспособности должника, при залоге интерес кредитора удовлетворяется за счет предмета залога.4

Законодатель делит стороны исполнительного производства на три группы. Деление он проводит в зависимости от того, каким правовым статусом обладает сторона исполнительного производства. Так, при обращении взыскания на заложенное имущество сторонами исполнительного производства являются залоговый взыскатель и залоговый должник; при обращении взыскания на имущество должника по незалоговому требованию взыскателя, являющегося залогодержателем данного

4 Рассказова Н. Ю. Залог движимого имущества // СПС «КонсультантПлюс».

имущества, сторонами исполнительного производства являются залоговый взыскатель и основной залоговый должник, а при обращении взыскания на имущество должника, обремененное залоговыми правами третьего лица, по требованию незалогового взыскателя, сторонами являются незалоговый взыскатель и залоговый должник.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Правовой статус взыскателей можно также классифицировать по следующим основаниям:

— в зависимости от обеспеченности требований взыскателей (правовой статус обеспеченных кредиторов и правовой статус кредиторов, требования которых не обеспечены залогом);

— в зависимости от содержания правового статуса (материально-правовой статус и процессуально-правовой статус взыскателей);

— в зависимости от типа мер принудительного исполнения (правовой статус взыскателей при обращении взыскания на имущество, реализации имущества, распределении денежных средств и передаче нереализованного имущества взыскателю).

В связи с тем, что обращение взыскания на заложенное имущество включает в себя не только изъятие, но и реализацию заложенного имущества, оно представляет собой не что иное, как особое основание прекращения права собственности на заложенное имущество в случае его реализации.5

Выделяя этот случай, Г. Ф. Шершеневич указывал, что «суд не может по общему правилу лишить кого-либо принадлежащего ему права собственности или создать такое право для известного лица. Его задача ограничивается определением принадлежности права. Однако существуют случаи, когда суд не только присуждает, но и лишает права собственности, а именно: а) при обращении взыскания на имущество ответчика и б) при разделах общего имущества».6

Судебный акт об обращении взыскания на предмет залога, вынесенный по требованию залогодержателя, является основанием для совершения в отношении залогодателя принудительных действий, порядок которых регламентирован процессуальным законодательством. При этом законодатель в целях повышения эффективности мер принудительного исполнения, в частности обращения взыскания на заложенное имущество, устанавливает, что обращение взыскания в пользу залогодержателя на заложенное имущество может производиться и без судебного акта об обращении взыскания.

Основная проблема незалоговых кредиторов по сравнению с залоговыми кредиторами состоит в определении соотношения их требований. Требования незалогового кредитора и, соответственно, обязательства должника ничем не обеспечены. Наличия права требования к должнику у незалогового кредитора недостаточно для признания его права на обращение взыскания на предмет залога. Теория и практика требуют для этого совершения ряда действий, результатом которых должны стать получение исполнительного документа об обращении взыскания на предмет залога и предъявление его для исполнения в службу судебных приставов. Судебный пристав-исполнитель, в свою очередь, вправе обратить взыскание на заложенное

6 Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 270.

имущество в пользу незалогового кредитора только на основании судебного акта. В связи с этим правовая природа подобного судебного акта представляет интерес как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Правило, закрепленное ч. 1 ст. 78 ФЗ «Об исполнительном производстве», гласит, что возможность обращения взыскания на заложенное имущество существует только в случаях, когда исполнительное производство возбуждено на основании исполнительного листа, который является исполнительным документом (п. 1 ч. 1 ст. 12), либо на основании судебного акта (судебного приказа), который также согласно п. 2 ч. 1 ст. 12 является исполнительным документом.

В Федеральном законе «Об исполнительном производстве» правовая природа судебного приказа противоречива. С одной стороны, законодатель указывает судебный приказ в числе исполнительных документов, на основании которых может быть обращено взыскание на заложенное имущество. С другой стороны, представляется, что в данном случае имеется неразрешенное противоречие между положениями ГПК РФ и Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Так, в соответствии со ст. 122 ГПК РФ судебный приказ может быть выдан в строго определенных случаях, в перечень которых требования об обращении взыскания на заложенное имущество не входят, поскольку суду необходимо разрешить ряд вопросов, связанных с обращением взыскания на заложенное имущество как на предмет залога. При этом суд не должен слепо следовать воле истца (залогового кредитора) при вынесении решения об обращении взыскания на заложенное имущество. Неотъемлемость процессуальной формы от процедуры обращения взыскания на заложенное имущество обусловлена необходимостью установления со стороны государства судебного контроля в указанной сфере общественной жизни. В связи с этим суд при решении вопроса об обращении взыскания на заложенное имущество должен тщательно исследовать обстоятельства и наличие оснований для обращения взыскания, чтобы вынести законное и обоснованное решение.

Изложенный выше законодательный подход представляется непоследовательным и значительно понижает эффективность правовых норм, регулирующих вопросы, связанные с обращением взыскания.

Выбор способа исполнения обязательства всегда лежит на кредиторе и зависит от его усмотрения. Различие между названными судебными актами видится в том, что при определении размера требований кредиторов в приказном производстве суд должен определить лишь обоснованность требования, в то время как при вынесении решения суд обязан проверить обоснованность как первоначального обязательства (требования о взыскании денежных средств), так и вторичного обязательства (требования об обращении взыскания).

Отсюда следует, что обращение взыскания на заложенное имущество возможно только на основании исполнительного листа. Поэтому если взыскатель, требования которого о взыскании суммы с должника были удовлетворены в приказном порядке, в дальнейшем изъявит желание обратить взыскание на заложенное имущество, то он обязан предъявить исковое заявление в суд и только на основании судебного решения может получить исполнительный лист в общем порядке. Это означает, что незалоговые кредиторы, предъявляя к исполнению судебный приказ о взыскании денежной суммы с должника, не вправе прибегать к помощи института обращения взыскания на заложенное имущество для удовлетворения своих требований.

Согласно действующему законодательству об исполнительном производстве если взыскание на имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь независимо от наличия у должника другого имущества. При этом очередность, установленная ст. 78 Федерального закона «Об исполнительном производстве», применяется лишь при обращении взыскания на заложенное имущество. Как верно отмечает Л. А. Новоселова, это обосновано тем, «что судебный акт уже указал то имущество, которое является объектом взыскания, поэтому нет необходимости соблюдать установленную Законом очередность изъятия имущества должника».7 Это означает, что институт обращения взыскания на заложенное имущество в пользу залогодержателя является такой процедурой, которая предшествует иным мерам принудительного исполнения.

В практике зачастую возникают ситуации, когда стоимость незаложенного имущества недостаточна для полного удовлетворения предъявленных должнику требований или имущество должника, на которое можно было бы обратить взыскание, полностью находится в залоге, но залогодержатель не обращается в суд с требованием об обращении взыскания на заложенное имущество, так как должник исправно вносит платежи по договору и не допускает просрочки исполнения обязательства, возможность защиты и восстановления прав незалоговых кредиторов видится в возможности обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах должника.

Так, в подавляющем большинстве случаев договор залога заключается между кредитными организациями и гражданами в обеспечение обязательств по кредитным договорам. По общему правилу заемщик осуществляет погашение кредита путем перечисления денежных средств на счет, открытый в кредитной организации. Следовательно, при наличии информации о том, что имущество должника, на которое можно обратить взыскание, находится в залоге, а иного имущества должник не имеет, судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление об обращении взыскания или о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах должника в кредитной организации (в зависимости от размера задолженности по исполнительному производству и остатка денежных средств на счете).

При этом действия судебного пристава-исполнителя будут полностью соответствовать закону. Часть 3 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» указывает на то, что взыскание в первую очередь обращается на денежные средства, принадлежащие должнику. Исходя из того, что взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь на предмет залога в пользу залогодержателя, логично предположить, что незалоговые кредиторы имеют право получить удовлетворение своих требований из иных, отличных от предмета залога, активов должника. С учетом положений законодательства в первую очередь таким активом будут являться денежные средства, находящиеся у должника.

Думается, что нет никаких препятствий для удовлетворения требований незалоговых кредиторов за счет иного имущества должника, не обремененного залогом. Такой алгоритм действий позволит наиболее эффективным образом защищать права незалоговых кредиторов.

7 Новоселова Л. А. Некоторые проблемы залога в исполнительном производстве // Вестник гражданского права. 2008. № 3. С. 108.

При этом подобное решение представляется наиболее справедливым по следующим причинам.

Во-первых, данная модель будет способствовать в дальнейшем последовательному развитию принципа равенства между кредиторами в законодательстве об исполнительном производстве. Во-вторых, такое решение соответствует принципу защиты прав взыскателей на стадии принудительного исполнения.

Пожалуй, основная проблема незалоговых кредиторов по сравнению с залоговыми заключается в том, что их требования не могут быть удовлетворены за счет заложенного имущества в связи с отсутствием механизма реализации такого права и возможности обращения взыскания только по исполнительному документу.

Наличие исполнительного документа об обращении взыскания на заложенное имущество в пользу незалогодержателя является специфическим признаком отношений по обращению взыскания на предмет залога. Это означает, что до получения такого исполнительного документа обращение взыскания на заложенное имущество в пользу незалогодержателя недопустимо. Соответственно незалоговые кредиторы не вправе требовать от судебного пристава-исполнителя обращения взыскания на заложенное имущество в отсутствие соответствующего исполнительного документа. Но они могут потребовать обращения взыскания на иное имущество, в частности на денежные средства, находящиеся на счетах должника и предназначенные для погашения кредитных обязательств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Закон 1997 г. «Об исполнительном производстве» не исключал возможности обращения взыскания на заложенное имущество как по требованиям залогового кредитора (залогодержателя), так и по требованиям иных лиц, не обеспеченным залогом этого имущества. Кроме того, п. 1 ст. 49 Закона гласил, что на заложенное имущество может быть обращено взыскание при недостаточности у должника иного имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом. В связи с недостаточной ясностью формулировки п. 1 ст. 49 Закона 1997 г. высказывались справедливые сомнения по поводу того, распространялась ли она на все случаи обращения взыскания на заложенное имущество либо только на случаи обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям третьих лиц о взыскании денежных сумм с должника.8

Существовавшее в законодательстве об исполнительном производстве (ст. 49 Закона 1997 г.) правило противоречило таким принципам залогового права, как принцип старшинства и специальности залога.

С учетом сказанного следует отметить, что одним из достоинств Федерального закона «Об исполнительном производстве» 2007 г. является ликвидация этой неясности. Закон прямо указывает на то, что на заложенное имущество в первую очередь обращается взыскание для удовлетворения требований залогодержателя. Внесенные законодателем изменения являются одним из перспективных направлений развития и защиты прав залоговых кредиторов на стадии принудительного исполнения решения суда, поскольку в большей степени соответствуют принципу разумности.

Законом № 306-ФЗ установлено, что требования залогодержателя удовлетворяются из выручки от продажи заложенного имущества после погашения расходов на

проведение торгов без соблюдения очередности удовлетворения требований, установленной ст. 111 Закона. Такая формулировка законодателя на практике может создать определенные проблемы.

С одной стороны, преимущество действующего порядка заключается в том, что в данном случае возвращен приоритет залоговым требованиям. При этом законодатель в ч. 3 ст. 87 Закона указывает, что реализация заложенного имущества, на которое обращено взыскание для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона.

Таким образом, право обращения взыскания на предмет залога не в пользу залогодержателя предусмотрено, однако механизм реализации этого права Законом не установлен.

В литературе существует справедливое мнение,9 согласно которому недостатком указанного положения Закона является отсутствие механизма реализации прав незалоговых кредиторов за счет заложенного имущества. Подобное решение фактически исключает возможность обращения взыскания на заложенное имущество по инициативе незалогового кредитора. Это означает, что в настоящее время указанная норма по своей сути является декларативной и в практической деятельности не применяется. Между тем зачастую у должника отсутствует иное имущество для обращения взыскания, и взыскание задолженности за счет заложенного имущества является единственной возможностью защиты нарушенных прав указанной категории кредиторов. Получается, что в настоящее время законом не обеспечено субъективное право на защиту незалоговых кредиторов путем принудительного исполнения за счет заложенного имущества.

Исходя из общих положений Гражданского кодекса о залоге следует вывод о том, что залог дает лишь приоритет в удовлетворении требований кредитора из стоимости залога, но не предоставляет иммунитета от взысканий со стороны других кредиторов.

Таким образом, отсутствие механизма осуществления прав незалоговых кредиторов путем обращения взыскания на заложенное имущество в условиях их столкновения с правами залоговых кредиторов на практике приводит к созданию необоснованных преимуществ между названными кредиторами и противоречиям между законодательствами об исполнительном производстве и Гражданским кодексом РФ. В связи с этим представляется целесообразным указанные противоречия разрешать с учетом тезиса, суть которого сводится к тому, что залоговый кредитор вправе получить удовлетворение своих требований за счет заложенного имущества в первую очередь (преимущественно). Однако это не означает, что незалоговые кредиторы не вправе обратить взыскание на заложенное имущество наравне с кредиторами, чьи требования обеспечены залогом.

Правоотношения, возникающие между залоговыми и незалоговыми кредиторами в отношении имущества, являющегося предметом залога, должны находиться в одной плоскости. Преимущественное право удовлетворения своих требований у залогового кредитора за счет предмета залога основано на нормах гражданского

9 Гуреев В. А. Обращение взыскания на заложенное имущество: новеллы законодательства об исполнительном производстве // Современное право. 2009 (источник: www.juristlib.ru/book_6572.html).

права, носящих материальный характер. Однако до обращения взыскания на предмет залога право удовлетворения требований залогодержателя носит абстрактный характер. Реальное право на защиту своих нарушенных прав за счет обращения взыскания на заложенное имущество залогодержатель может получить путем реализации предоставленного ему материальными нормами права. Реализация этого права осуществляется в конкретных, например процессуальных, правоотношениях.

Следовательно, если залогодержатель по каким-либо причинам не реализует свое право на преимущественное удовлетворение своих требований путем вступления в процессуальные отношения и обращения взыскания на заложенное имущество, то право на обращение взыскания на заложенное имущество получает кредитор, чьи требования не обеспечены залогом. В противном случае залогодержатель, не вступая в процессуальные отношения, обладает не только преимущественным правом на удовлетворение своих требований, но и вовсе иммунитетом от обращения взыскания на заложенное имущество, в то время как гражданским законодательством такая форма защиты прав залогодержателя не предусмотрена.

Иная ситуация возникает в случае, когда оба взыскателя находятся в процессуальных правоотношениях, т. е. и залоговый, и незалоговый кредитор требуют обращения взыскания на заложенное имущество. В этом случае действует правило о преимущественном удовлетворении требований залогодержателя за счет заложенного имущества.

Представляется, что, применяя указанный выше подход, можно будет надлежащим образом гарантировать защиту как залоговых, так и незалоговых кредиторов при обращении взыскания на заложенное имущество.

Особенности порядка продажи предмета залога и распределения денежных средств от реализации предмета залога в процедуре реализации имущества должника, признанного несостоятельным (банкротом).

В соответствии с п. 4 ст. 213.26 Закона о банкротстве, продажа предмета залога осуществляется в порядке, установленном пунктами 4, 5, 8 — 19 статьи 110 и пунктом 3 статьи 111 Закона о банкротстве, с учетом положений статьи 138 Закона о банкротстве с особенностями, установленными данным пунктом.

Начальная продажная цена предмета залога, порядок и условия проведения торгов определяются конкурсным кредитором, требования которого обеспечены залогом реализуемого имущества.

Таким образом, при отсутствии разногласий между залоговым кредитором и финансовым управляющим, утверждение арбитражным судом начальной цены и порядка продажи залогового имущества не требуется. Данный вывод подтверждается судебной практикой (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.10.2017 N Ф01-4213/2017 по делу N А11-12066/2014).

Прочие кредиторы, требования которых включены в реестр требований кредиторов должника, вправе оспорить начальную цену и порядок продажи залогового имущества в случае, если они нарушают их право на максимальное удовлетворение их требований: занижена цена продажи (начальная цена), порядок продажи ограничивает круга покупателей и т.п. Данные обстоятельства подлежат доказыванию.

В целях осведомления кредиторов и предоставления возможности оспаривания начальной цены и порядка продажи залогового имущества, финансовый управляющий размещает в ЕФРСБ сведения о проведении оценки, об утверждении залоговым кредитором начальной цены и порядка продажи имущества.

В соответствии с п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве, 80 % суммы, вырученной от реализации предмета залога, направляется на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет гражданина, открытый в соответствии со статьей 138 Закона о банкротстве, в следующем порядке:

  • 10 % суммы, вырученной от реализации предмета залога, для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований;
  • оставшиеся 10% — для погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога.

Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете гражданина после полного погашения указанных требований, включаются в конкурсную массу.

Указанные положения Закона о банкротстве означают, что не имеет значения, остались ли денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди, в связи с превышением размера денежных средств над размером требований кредиторов первой и второй очереди, либо по причине отсутствия таких требований вообще. В любом случае оставшиеся денежные средства подлежат включению в конкурсную массу, как это прямо урегулировано в абзаце пятом пункта 5 статьи 213.27 Закона о банкротстве. Данный вывод подтверждается судебной практикой (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 N Ф04-5841/2017 по делу N А75-10125/2016).

Таким образом, в любом случае залоговый кредиторов получит от реализации предмета залога не свыше 80 % от суммы вырученных денежных средств. При этом не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества гражданина, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди (абзац 7 пункта 5 статьи 213.27 Закона о банкротстве).

В соответствии с п. 4.1 статьи 138 Закона о банкротстве, в случае признания несостоявшимися повторных торгов конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, вправе оставить предмет залога за собой с оценкой его в сумме на 10 % ниже начальной продажной цены на повторных торгах. Залоговый кредитор при оставлении предмета залога за собой обязан перечислить денежные средства на специальный банковский счет должника, в течение десяти дней с даты направления конкурсному управляющему заявления об оставлении предмета залога за собой.

Таким образом, с учетом норм пункта 5 статьи 213.27 и пункта 4.1 статьи 138 Закона о банкротстве, применяемых в совокупности, залоговый кредитор, при оставлении за собой предмета залога, не реализованного на торгах, обязан уплатить в конкурсную массу на специальный счет должника денежные средства в размере 20 % от уменьшенной на 10 % начальной цены имущества на повторных торгах.

То есть, если начальная цена на повторных торгах составляла 1 800 000 руб., то залоговый кредитор, оставляя за собой непроданный предмет залога после повторных торгов, обязан уплатить в конкурсную массу 324 000 руб. (1 800 000 – 10% (180 000) = 1 620 000 руб. х 20 % = 324 000 руб.).

При этом, нормы пункта 6 статьи 138 Закона о банкротстве (расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога, до расходования этих средств между залоговым кредитором и конкурсной массой) не подлежат применения в процедуре реализации имущества гражданина.

Поскольку, в отличие от процедуры банкротства юридических лиц (пункт 2.1 статьи 138) средства для погашения требований кредиторов первой и второй очереди (10%), если они остаются на специальном банковском счете гражданина после полного погашения указанных требований, не направляются залоговому кредитору, а включаются в конкурсную массу, то залоговый кредитор помимо причитающихся ему 80% может претендовать на получение непогашенной части своих требований из той части денежных средств, которая останется от 10% выручки, направляемой на погашение судебных расходов. Иного из пункта 5 статьи 213.27. Закона о банкротстве не следует. Данный вывод также подтверждается судебной практикой (Определение Арбитражного суда Белгородской области от 28.11.2017 года по делу № А08-760/2017).

Таким образом, залоговый кредитор в любом случае вправе претендовать на 80 % от выручки от реализации предмета залога, определенной как цена продажи, предложенная победителем торгов либо самим залоговым кредитором при оставлении предмета залога за собой.

Расходы на организацию и проведение торгов по продаже залогового имущества финансовый управляющий вправе возместить из суммы, составляющей оставшиеся 20 % от выручки: 10 % на текущие расходы прямо оговорены в абзаце 4 пункта 5 статьи 213.27 Закона о банкротстве; остальные текущие расходы погашаются из состава 10 %, включаемых в конкурсную массу после погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете гражданина, поскольку залоговому кредитору данные денежные средства не возвращаются.

Консультант Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
Дмитрий Петров

Поделиться новостью